22 Сентября 2017
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Главная
Что стоит за обращением Молдовы в ООН?
12.09.2017

Ксения Флоря

В предварительной повестке 72-й сессии Генеральной ассамблеи ООН (она откроется 12 сентября) не значится вопрос о выводе российских войск с территории Приднестровья.

Письмо о намерении Республики Молдова вынести на 72-ю сессию Генассамблеи эту тему в секретариат ООН в конце августа направил поспред Молдовы Виктор Морару.

В Кишинёве не теряют надежды, пытаясь провести вопрос о “полном выводе иностранных войск с территории РМ” через главу МИД Словакии Мирослава Лайчака, избранного председателем 72-й сессии ГА ООН. Во вторник, 5 сентября, министр иностранных дел Андрей Галбур пересёкся с Лайчаком на Стратегическом форуме в Бледе (Словения) и представил ему “аргументы, которые лежат в основе просьбы Республики Молдова провести на платформе ООН конструктивное рассмотрение вопроса о незаконном пребывании российских войск на территории страны за последние 25 лет”. Активность в кулуарах Генассамблеи собирается проявить и премьер-министр Павел Филип, который возглавит молдавскую делегацию на форуме.

В Приднестровье готовят свой “ответ Чемберлену”. Как заявил в среду, 6 сентября, на открытии осенне-зимней сессии Верховного совета президент непризнанной республики Вадим Красносельский, Тирасполь попросил Москву внести на эту же сессию Ассамблеи ООН два вопроса: об осуждении “одностороннего блокирования Приднестровья Молдовой и применения ограничительных мер против многонационального народа ПМР” и о создании на базе ООН переговорной площадки, поскольку “старые формы переговорного процесса не срабатывают”. Приднестровский лидер также предложил парламентариям выступить с совместным обращением в ООН о придании Приднестровью особого статуса - как у Палестины. 

Объект “постоянного напряжения”

Официальный Кишинёв уже полгода держит тему российского военного присутствия в регионе на “подогреве”. Сначала было майское решение Конституционного суда о том, что Россия – страна-агрессор, а её военный контингент в Приднестровье, состоящий из Оперативной группы российских войск (ОГРВ) и миротворческого батальона, является оккупационными войсками. Потом - июльская статья председателя правящей ДПМ Владимира Плахотнюка в американской газете The Hill с призывом к США и Евросоюзу спасти Молдову от России и её ограниченного контингента, находящегося “всего в 30 милях от Кишинёва”, а также июльское постановление парламента с требованием вывести российские войска из Приднестровья. Теперь молдавские власти пытаются задействовать трибуну ООН.

Российские войска в Приднестровье, вывода которых добивается Кишинёв, - это Оперативная группа российских войск (ОГРВ), состоящая из двух мотострелковых батальонов, 540-го отдельного батальона управления и знаменитого 1411-го артиллерийского склада в Колбасне. 

ОГРВ была создана 1 июля 1995 г. в результате преобразования и реформирования 14-й гвардейской общевойсковой армии. На момент создания Оперативная группа состояла из 6489 военнослужащих, в настоящее время её численность составляет 1500-1700 человек. Причём большая часть военнослужащих и технического персонала - местные жители, получившие российское гражданство. Поэтому ротацию проходит незначительное количество военных, служащих в Приднестровье.

Изначально перед ОГРВ было поставлено три задачи. Первые две - миротворческая миссия и охрана складов с боеприпасами.

Военные склады в с. Колбасна (Кобасна) Рыбницкого р-на считаются крупнейшими в Европе – порядка 100 га боеприпасов. В советское время 1411-й артиллерийский склад являлся стратегическим арсеналом западных военных округов СССР и был рассчитан на ведение интенсивных боёв в течение 3-5 лет. В 1990-е гг., при выводе советской военной группировки из стран Варшавского договора, сюда же было свезено вооружение из ГДР, Венгрии и Чехословакии.

Значительная часть хранящихся здесь боеприпасов лежит ещё с 50-х годов прошлого века, львиная доля из них (по некоторым данным до 57%) непригодна к перемещению. Сегодня на складе в Колбасне хранится от 19000 до 21500 тыс. тонн боеприпасов, для вывоза которых понадобилось бы более 2500 вагонов.

Если с первыми двумя задачами ОГРВ всё более или менее понятно, то третья (“Действия по решению Генштаба Вооружённых сил РФ при изменении ситуации в регионе”) заметно напрягает и официальный Кишинёв, и официальный Киев. Как заявил в интервью порталу deschide.md эксперт IDIS“Viitorul” Росиан Василой, “фактически ОГРВ является составной частью Западного военного округа Российской Федерации, основной задачей которого является военное вмешательство по приказу Генштаба министерства обороны РФ в случае изменения ситуации в регионе”.

“Хочу заметить, что эти войска используют оборудование и вооружение последнего поколения. Оснащение было осуществлено на протяжении 2010-2014 гг., когда Украиной руководил президент Виктор Янукович. Наши власти не имели возможности контролировать этот поток, потому что он проходил по территории Украины”, - подчеркнул эксперт.

Ещё одним элементом постоянного напряжения для Кишинёва и Киева является то, что Оперативная группа российских войск активно участвует в укреплении обороноспособности непризнанной ПМР – так же, как американские или НАТОвские военные укрепляют обороноспособность Украины и Молдовы. Например, в 2016 г. было проведено 48 совместных военных манёвров ОГРВ и минобороны Приднестровья, а до конца мая этого года – 32 общих учения.

Взгляд из Кишинёва

В правобережной Молдове есть две основные позиции по поводу вывода российских войск из Приднестровья - “ура-патриотическая” и “патриотично-реалистичная”.

К “ура-патриотической” относятся все требования о “немедленном, безусловном, упорядоченном и полном выводе иностранных вооруженных сил с национальной территории Республики Молдова” (так говорится в письме постпреда Молдовы при ООН).

Сторонники “ура-патриотической” позиции апеллируют к Стамбульским соглашениям 1999 г., согласно которым Россия должна была вывести оружие и весь личный состав из Приднестровья ещё в 2001-2002 гг. Однако кроме Стамбульских договорённостей есть и другие правовые моменты.

В ходе публичных дебатов в информагентстве IPN на тему “Требование о выводе российских войск с территории Республики Молдова: законность, преимущества, риски и опасности” (состоялись на прошлой неделе) депутат от Демократической партии Сергей Сырбу утверждал, что декларация парламента от 21 июля с требованием о выводе российских войск основана “исключительно на правовом подходе” и что речь идёт “о законном требовании молдавских властей без каких-либо условий вывести войска и боеприпасы, остающиеся на территории страны”. Тем не менее политический аналитик Игорь Боцан напомнил, что после того, как в июле 1992 г. были прекращены военные действия в Приднестровье, премьер-министры России и Молдовы Виктор Черномырдин и Андрей Сангели подписали документ, в котором чётко было написано, что вывод российских войск из региона должен быть синхронизирован с разработкой и принятием Приднестровьем своего особого статуса в рамках Республики Молдова.

Кроме того, Оперативная группа российских войск и российские миротворцы находятся здесь не на незаконных основаниях, как утверждают некоторые молдавские чиновники, а в соответствии со статьями 2 и 4 Соглашения о принципах мирного урегулирования молдавско-приднестровского конфликта 1992 г. Согласно ст. 8 этого документа, действие Соглашения может быть прекращено либо “по согласию сторон”, либо “в случае выхода из него одной из договаривающихся сторон”.

Исходя из принципиальной позиции официального Кишинёва по вопросу военного присутствия России в регионе и последних решений госучреждений РМ (Конституционного суда и парламента), было бы логичным, если бы молдавские власти объявили о своём выходе из Соглашения о принципах мирного урегулирования. Однако Кишинёв не спешит идти по радикальному украинско-грузинскому сценарию, предпочитая ограничиваться пустыми декларациями о своей “озабоченности”. Поэтому в экспертном сообществе и сомневаются в серьёзности и искренности властей в вопросе вывода российских войск из региона. 

В свою очередь сторонники “патриотично-реалистичной” позиции говорят о том, что российское военное присутствие не только является элементом сдерживания, но и в какой-то степени гарантом сохранения государственности Республики Молдова. А также указывают на патовую ситуацию, в которой может оказаться РМ в случае “немедленного, безусловного, упорядоченного и полного вывода иностранных вооруженных сил с национальной территории Республики Молдова”. При таком сценарии, говорят они, мат. средства и колоссальные запасы боеприпасов, которых хватит на вооружение четырех-пяти армий, могут достаться приднестровской стороне.

Как заявил в ходе тех же дебатов депутат от ПСРМ Владимир Цуркан, решение приднестровской проблемы, тянущейся десятилетиями, должно начинаться не с деклараций, а с совсем других действий: “Население Приднестровья не верит руководству страны, которое продвигает идеи унионизма, украло миллиард из банковской системы и не спешит его возвращать, и благожелательно относится к расширению сферы охвата НАТО. Если мы хотим найти мирное решение проблемы, то должны убедить живущих там людей. А политические декларации с требованиями о выводе войск с левого берега Днестра только порождают дополнительные проблемы. Попытка обсудить этот вопрос на уровне ООН является ничем иным, как провокацией, в результате которой приднестровская проблема в лучшем случае будет заморожена ещё сильнее”.

Взгляд из Москвы

В апреле прошлого года посол по особым поручениям МИД-а РФ Сергей Губарев заявил, что Оперативная группа российских войск будет выведена из Приднестровья. Но судя по словам российского дипломата, произойдёт это в очень отдалённой перспективе.

“Как только появится возможность вывезти для последующей утилизации в России всё то вооружение, которое находится на складах в селе Колбасна, необходимость в существовании, продолжении деятельности группы российских войск отпадёт, - сказал российский дипломат. - Единственная возможность вывезти эти боеприпасы – через Украину. Но я не представляю себе человека, который сейчас взял бы на себя ответственность везти несколько эшелонов с этим смертоносным грузом через территорию Украины, когда там происходят такие драматические события”.

В Российской Федерации считают Стамбульские обязательства 1999 г. предательством собственных национальных интересов и говорят, что эти соглашения были навязаны Борису Ельцину Западом в довольно драматический для России момент, когда шёл решающий этап операции в Чечне, а в самой РФ происходил непростой и чреватый многочисленными рисками процесс перехода власти от Ельцина к Путину.

“В 2000-е годы путинская Россия эти обязательства, как могла, выполняла и в то же время саботировала”, - говорится в одном из материалов, опубликованных на сайте specnaz.ru.

Начиная с 1999 г. из Республики Молдова на территорию России было вывезено 59 эшелонов с боеприпасами и военным имуществом, 42 из них – в 2003 г., когда между Кишинёвом и Тирасполем велись активные переговоры о политическом урегулировании и появились реальные перспективы решения приднестровского конфликта. Однако срыв подписания “Меморандума Козака” резко ухудшил отношения между договаривающими сторонами, что дало возможность Москве приостановить “эвакуационные” мероприятия.

Поводом для этого стало блокирование тираспольскими властями вывоза российского военного имущества и боеприпасов из региона. Вокруг складов ОГРВ в Колбасне администрация Приднестровья тогда установила вооружённые посты, а на железнодорожную колею, которая ведёт к складам, были положены бетонные блоки. Председатель Верховного совета непризнанной ПМР Григорий Маракуца объяснил позицию Тирасполя тем, что Россия не выполняет своих обязательств по выплате компенсаций Приднестровью за вывоз вооружения и боеприпасов. Только в марте 2004 г. в порядке исключения приднестровскими властями было разрешено отправить ещё один состав с вооружением.

Молдавские эксперты тогда говорили, что Тирасполь действует по договорённости с Москвой, заинтересованной в сохранении своего военного присутствия в регионе. Официальные представители РФ, в свою очередь, заявляли, что в условиях продолжающегося жёсткого противостояния сторон трудно обеспечить надёжное и, самое главное, безопасное завершение вывоза боеприпасов из Приднестровья.

В настоящее время “продолжающееся жёсткое противостояние сторон” сменилось жёстким глобальным противостоянием в этом регионе. К тому же Кишинёв и Киев усилили своё давление на Приднестровье, что позволяет Москве в очередной раз не спешить с “эвакуационными” мероприятиями, ссылаясь на возможные опасности для военного груза в ходе его транспортировки по территории Украины, а также на наличие реальных угроз, в том числе военного характера, для 250 тыс. соотечественников в Приднестровье. Да и объективно России нецелесообразно выводить свою военную базу из Левобережья в условиях, когда в этот регион (Румыния, Молдова и Украина) “системно проникают” американцы и в нарушение прежних договорённостей создаются военные базы НАТО - в Румынии (официально) и на Украине (негласно).

Так уж и go home?

Несмотря на то, что последние полгода официальный Кишинёв держит тему российского военного присутствия в Приднестровье на “подогреве”, в экспертном сообществе сомневаются в искренности властей в данном вопросе. По мнению политических аналитиков Валерия Осталепа и Игоря Боцана, Кишинёву сегодня нужен не столько вывод российских войск из региона (иначе бы молдавские власти действовали совершенно другими методами), сколько медийная “озабоченность” этим вопросом для завоевания определённых позиций перед парламентскими выборами.

“Это чисто политические декларации. Если бы в Кишинёве были настроены серьёзно, обращение в ООН по поводу вывода российских войск было бы подкреплено стратегией и планом действий, которые должны быть предприняты, - отметил Игорь Боцан. - Допустим, требование Кишинёва о рассмотрении вопроса о пребывании российских войск на территории РМ всё же попадёт в повестку заседания Генассамблеи ООН и докладчику зададут вопрос – в случае, если будут выведены военные силы, что произойдёт с опасными боеприпасами? На этот вопрос ответа не существует. И хотя г-н Сырбу пытался меня убедить, что власти разработали стратегию по решению приднестровского конфликта, никто этого документа не видел”.

То есть реального, согласованного всеми сторонами плана действий у властей нет. В силовой вариант решения приднестровского вопроса Игорь Боцан не верит: “У правобережной Молдовы просто нет на это ресурсов – ни военных, ни финансовых, ни человеческих. Если сейчас будет объявлена мобилизация, кто побежит воевать? Да, в 1992 г. пошли, но это был особый год – ещё не началась массированная миграция, люди были дома и были полны больших ожиданий, что при независимости и демократии будет жить лучше. Сейчас же совсем другие времена”. А раз официальному Кишинёву нечего предложить Тирасполю и посредникам, значит, своими декларациями о “немедленном, безусловном, упорядоченном и полном выводе иностранных вооруженных сил с национальной территории РМ” власти преследуют совершенно другие цели, чем урегулирование приднестровского конфликта.

Игорь Боцан считает, что это - один из элементов предвыборной игры, направленной на дальнейшее размежевание и поляризацию общественного мнения: “Чтобы люди видели: Демократическая партия – это реальная проевропейская сила, которая выступает против военного присутствия России и хочет привести Молдову в европейское пространство. На её фоне Партия социалистов – это “патриоты”, выступающие за сближение с Россией и против нахождения Молдовы в орбите НАТО. Я думаю, что в какой-то степени эти два политформирования действуют сообща, в том числе и потому, что после того, как они вместе изменили избирательную систему, им крайне важно публично размежеваться”.

Директор Института дипломатических, политических исследований и вопросов безопасности, бывший замминистра иностранных дел Валерий Осталеп называет обращение официального Кишинёва в ООН по поводу присутствия военнослужащих РФ на территории Молдовы “пусканием пыли в глаза перед парламентскими выборами, когда сами авторы обращений знают, что с практической точки зрения это не несёт никакого смысла”.

Тем самым демократы, во-первых, отвлекают внимание общества от насущных проблем, во-вторых, пытаются завоевать «правый» электорат. “А где ещё Демпартии позиционироваться в ходе предстоящей предвыборной кампании? «Слева» им делать нечего, а такого понятия, как политический центр в нынешней Республике Молдова просто не существует. Остаётся «правый» фланг. А чем его завоевать? Отношения с Евросоюзом фактически заморожены, хоть это тщательно замалчивается. Похвастать реальными достижениями не представляется возможным. Приходится, как всегда, разыгрывать антироссийскую карту”, - говорит экс-замминистра иностранных дел.

По его словам, реальная возможность для вывода российских войск из Приднестровского региона имеется лишь при выполнении следующих условий: 1) Очень серьёзные положительные отношения с руководством непризнанной ПМР;

2) Лидеры правобережной Молдовы вызывают доверие у Тирасполя;

3) Прямой разговор с Путиным с доказательствами, в том числе первых двух пунктов;

4) Всеобъемлющее понимание того, как приднестровская проблема будет решаться в комплексе, в том числе, кто и как будет гарантировать реализацию достигнутых договорённостей.

Но все мы прекрасно понимаем, что на данном этапе ни один из этих пунктов не выполним, поэтому о реальном выводе российских войск говорить не приходится, - говорит Валерий Осталеп. - Кстати, если бы в 2003 г. официальный Кишинёв под давлением американцев не отказался подписывать “меморандум Козака”, молдавским властям не пришлось бы сейчас обивать пороги Организации Объединённых Наций, требуя вывода российских войск, а Республика Молдова была бы объединённым государством.

Пункт 18 меморандума Козака оговаривал “размещение на территории будущей Федерации на переходный период до полной демилитаризации государства, но не позднее 2020 г., стабилизационных миротворческих сил Российской Федерации численностью не более 2000 человек, без тяжёлой военной техники и вооружений”.

Этот срок – 2020 г. был уступкой со стороны Приднестровья, настаивавшего на сохранении российского контингента на своей территории на 49 лет. Но именно этого – сохранения военного присутствия РФ в регионе больше всего и не хотел Запад. В итоге меморандум Козака так и не был подписан, а в сложившихся геополитических условиях и на фоне открытия американских военных баз в Румынии и Украине, Российская Федерация тем более уже не выведет своих военнослужащих из этого региона.  


 
Количество просмотров:
339
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2017 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.