23 Октября 2017
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Игорь Додон: У нас есть своя страна, и мы должны сосредоточиться на ее сохранении и развитии
11.10.2017

В интервью для портала ТРИБУНА президент Республики Молдова Игорь Додон поделился своим мнением о политических событиях внутри страны, о конфронтации с властью, о позиции проевропейских сил, унионистов, о перспективах приднестровского урегулирования, и о ряде других важных аспектах политической жизни страны.   

T: Г-н президент, новый политический сезон уже стартовал. Как выглядит политическая обстановка в стране с точки зрения президента?

И.Д.: Как президент Республики Молдова, я наблюдаю как минимум две тенденции, которые не могут меня  не беспокоить. Во-первых, мы все видим отчаянные попытки власти сократить полномочия президента, и сделать все возможное, чтобы глава государства превратился в молчаливого зрителя, и не мог участвовать в процессе решения проблем страны, так как оно должно быть. Считаю, что для напрямую избранного народом президента вполне естественно, чтобы он имел возможность выполнить обещания, данные народу. У нас, как это ни парадоксально, наряду с возвращением к прямому избранию президента, не только не расширили его полномочия, но и предпринимают все, чтобы их сократить.

Другая тенденция, которая также меня беспокоит, это попытки расколоть общество и вывести людей на баррикады. Здесь я имею в виду искусственно созданную так называемыми проевропейскими партиями истерию. Придумывая несуществующие угрозы, эти партии проводят настоящую кампанию против президента страны. Невооруженным взглядом видно, что институт президента подвергается нападкам и со стороны партии власти, и со стороны оппозиционных проевропейских сил. Не знаю, сознательно или нет, но этим проевропейская оппозиция на самом деле подыгрывает власти, которая любой ценой хочет снижения рейтинга президента, чтобы потом применить разнообразные сценарии по политическому уничтожению главы государства. В свете предстоящих парламентских выборов, для нынешней власти президент страны и социалистическая оппозиция являются самой большой угрозой, а проевропейская оппозиция, вместо того чтобы воспользоваться тем,  что во главе государства находится представитель оппозиции, и постараться найти с ним компромиссы, играет на стороне власти.

Для всех предельно ясно, что проевропейская оппозиция не в состоянии бороться на двух фронтах одновременно: и с нами, и с властью. В итоге, она проиграет везде. Именно поэтому оппозиции следует сосредоточиться на одном из этих фронтов.

T: Г-н президент, ваши слова звучат как своего рода приглашение для проевропейских сил. Что-то в роде: Давайте единым фронтом выступим против власти.

И.Д.: Не знаю, уместны ли сейчас такие приглашения, потому что сомневаюсь в соответствующих ответных действиях, и я говорю это исходя из имеющегося у меня опыта. Сразу после прошлогодних президентских выборов я призвал проевропейскую оппозицию выступить единым фронтом против власти. Как они отреагировали? Они усилили нападки на президента, чем сыграли на руку власти. В этом смысле, для меня и для всех граждан все очевидно. Невооруженным взглядом видно, кто в какие игры играет, и какие интересы преследует.

T: Вы допускаете, что власть может создать правящую коалицию с проевропейской оппозицией? Но, хочу Вам напомнить, что ПДС и ППДП отвергли эту инициативу ДПМ…   

И.Д.: Не мое дело, кто в какие коалиции вступает, но все-таки, некоторые вещи я не могу проигнорировать. Здесь я имею в виду геополитическую значимость Республики Молдова для великих держав мира. Ставки в этой игре настолько высоки, что я не исключаю, что некоторые зарубежные «хозяева» наших проевропейцев (и во  власти, и в оппозиции) заставят всех их выступить единым фронтом. Быть может, сейчас проевропейская оппозиция откровенна в своем отказе сотрудничать с властью, но как они поступят, когда их заставят это сделать? Хватит ли им смелости отказаться? Сомневаюсь. Кстати, сейчас, по-моему, многие события именно к этому и ведут.

T: Вы имеете в виду то, что Вы назвали общими нападками на президентуру, или заявления о возможном создании после выборов проевропейской коалиции?

И.Д.: И это, и не только. Например, инициативу о внесении в Конституцию евроинтеграции как национального приоритета. В этом я вижу своего рода подготовку. Проевропейцы во власти или в оппозиции будут вынуждены создать общую платформу, которая объяснит и оправдает их дальнейшее сотрудничество. Что может быть лучшей платформой, чем конституционное положение? Плохо здесь то, что сподвижники этой идеи допустят большое беззаконие, потому что ни одна партия не может предлагать свои взгляды и идеологию в качестве конституционного положения, особенно если это положение не находит поддержки большинства граждан. Все мы знаем, и опросы это подтверждают, что популярность идеи европейской интеграции падает, и ее не поддерживает и половина граждан страны. В этом случае возникает вопрос: Насколько правильно то, что предпринимает власть с моральной и законной точек зрения? Почему опять пытаются устроить радикализацию на пустом месте, зачем раскалывают общество?

T: Но, г-н президент, кто-то может обвинить и Вас, а точнее социалистов, в радикализации части общества посредством референдума анти-Киртоакэ.

И.Д.: Референдум является демократическим инструментом изучения общественного мнения, посредством которого граждане участвуют в решении важных проблем страны. ПСРМ аргументировала свою позицию в связи с этой инициативой, и думаю, нам сейчас не стоит это обсуждать. Вопрос вот в чем: Почему те, что продвигают евроинтеграцию, как конституционную норму, не пошли путем референдума? В свете всего вышеизложенного, думаю, ответ очевиден. Просто этот вопрос не нашел бы поддержки граждан, и они об этом знают. Более того: Почему власть воспротивилась инициированному мной референдуму, который должен был состояться 24 сентября? Опять же, потому что они знали, что люди поддержат идеи президента.

В том, что касается референдума по вопросу отстранения Дорина Киртоакэ, не думаю, что Вы найдете много жителей столицы, которые согласны с тем хаосом, который происходит после 10 лет правления этого примара, а также с неразберихой, что создалась в городской администрации в последнее время. В таких ситуациях люди и только люди должны принимать решения, а политики не имеют морального права сопротивляться, и решать вместо граждан, что для них лучше.

T: Вы имеете в виду объявления некоторых проевропейских партий о бойкоте референдума?

И.Д.: Это их дело, какие решения они принимают, и как они себя позиционируют. В итоге – решение за гражданами. И здесь я бы хотел обратить Ваше внимание на то, что проевропейские партии (и у власти и в оппозиции) заняли общую позицию. Это снова наводит на некоторые выводы, в том числе о (официальном или неофициальном) сотрудничестве между ними, или о перспективе их объединения после выборов. Вот только их ждет большой сюрприз – им незачем будет объединяться. Разве что для создания проевропейской единой оппозиции. Здесь я имею в виду и тех, кто сейчас у власти, и представителей проевропейской оппозиции.

Т.: По Вашим словам, Вы считаете, что в 2018 году сразятся проевропейские силы  и социалисты, даже если они будут в разных лагерях – у власти, и в оппозиции. Но не будем забывать, что в 2018 году годовщина объединения Бессарабии с Румынией. Какую роль в 2018 году сыграют в молдавской политике  унионисты?

И.Д.: Не знаю, какую роль, но то, что я с уверенностью могу сказать, это что пришло время подумать о своей стране, о Республике Молдова, о том, как мы будем решать проблемы, с которыми сталкиваются наши граждане в повседневной жизни. Не каждому народу дано иметь собственную страну. С этой точки зрения нам повезло. Если у нас есть своя страна, нам следует сосредоточиться на ее сохранении и развитии. То, в чем я твердо могу Вас заверить, это что я и моя команда и впредь будем позиционироваться как государственники, и будем бороться за будущее Республики Молдова.

T: Откуда у Вас и у социалистов столь враждебное отношение к Румынии?

И.Д.: Прошу Вас не вводите людей в заблуждение: мы не против Румынии, мы, напротив, за добрососедские отношения, как оно и должно быть. Впредь мы приложим все усилия, чтобы наши отношения с соседним государством развивались на благо наших народов. Мы против унионизма, а не Румынии, потому что унионизм – угроза для государства Республика Молдова. Быть антирумыном и антиунионистом – две разные вещи.

T:  Недавно мы слышали Ваши заявления о необходимости создания коалиции за Молдову. Является ли это проявлением антиунионистской политики?

И.Д.: Эта идея была обнародована в немного другом контексте, а именно в контексте приднестровского урегулирования. Я говорил, что после 2018 года появятся реальные предпосылки для решения приднестровского вопроса, но для этого необходимо и чтобы в Молдове власть была за Молдову. Без этого мы просто не сможем воспользоваться историческими возможностями, которые могут появиться.

T: О каких возможностях Вы говорите?

И.Д.: Сегодня, после периода напряженности в отношениях,  Россия и Запад находятся в поиске точек соприкосновения на международном уровне, а Приднестровье может стать такой точкой, тем более, что Ангела Меркель получила новый мандат федерального канцлера Германии, а Владимир Путин, скорее всего, получит новый мандат президента России в 2018 году. Известно, что оба этих лидера питают особый интерес к приднестровской проблеме, и хотели бы ее решения, в том числе, исходя из соображений создания мирового положительного прецедента в условиях, когда на земном шаре все чаще вспыхивают территориальные конфликты. Поэтому, вполне вероятно, что появятся благоприятные условия для решения приднестровской проблемы, а для того чтобы воспользоваться этой возможностью, в Молдове должны быть у власти политики, выступающие за Молдову.

T: Связаны ли каким-то образом с решением приднестровской проблемы требования расширить Ваши полномочия и намерение перейти к президентскому правлению?

И.Д.: Нет. Эти два процесса будут разворачиваться параллельно. Инициатива о переходе к президентскому правлению появилась по предложению граждан, с которыми мы находимся в постоянном контакте, и которые видят, насколько президент ограничен в своих действиях, пытаясь выполнить данные людям обещания. Также это ответная мера на прессинг власти, которая пытается исключить избранного народом президента из политических процессов принятия решений.

T: Благодарим Вас. 

Кристина Гурез


 
Количество просмотров:
236
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2017 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.