25 Мая 2018
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интересное
Исторический облик столицы: куда мы движемся?
03.02.2018

Лидия Чебан

О проблеме сохранения исторического облика города говорят политики, эксперты, представители общественных организаций и просто рядовые граждане.

Один за другим разгораются скандалы по поводу точечной застройки, появления несуразных проектов и спорных архитектурных решений, зачастую, не в лучшую сторону меняющих вид города. До сих пор никто не может ответить на вопрос - как сочетать историю и нужды большого города? Кто определяет приоритеты и отвечает за реализацию градостроительной политики? Где грань между ветхим зданием, требующим сноса, и памятником архитектуры? Какими правовыми нормами защищены сегодня объекты архитектурного наследия, и почему их нарушают?

Законодательство выравнивают

В 1993 г. парламент принял Закон об охране памятников и Реестр памятников истории и архитектуры, охраняемых государством. В документе всей центральной части города был придан статус охраняемой государством.

- Но, к сожалению, с 1993 г. и до сих пор этот статус игнорируют, не ставят во главу развития города, - заявил доктор архитектуры Серджиус Чокан в рамках пресс-конференции об охране исторического облика Кишинева. - В 2007 г. был принят первый в постсоветское время Генеральный план развития города. Но в нём ничего не сказано об охране памятников истории и архитектуры. А ведь это - основополагающий документ, который должен направлять развитие города. Поэтому ничего удивительного нет в том, что столицу до сих пор застраивают хаотично и безвкусно, уничтожая историю. Отсутствие политики в этой области – тоже большая проблема. Административно центральная часть города подчинена нескольким претурам, единой политики по её развитию в такой ситуации не может быть. У нас нет и отдельной муниципальной структуры, ответственной за развитие исторической части.

Законодательная база в области охраны исторического и культурного наследия у нас есть. Проблема - во внедрении норм и желании властей, особенно местных, навести порядок в этой области. С 2010 г. началось возрождения законодательства в области наследия. Формировать систему охраны начали практически с нуля. Были приняты законы «Об охране археологического наследия», «Об охране национального движимого культурного наследия»,

«Об охране памятников», «Об охране нематериального культурного наследия».

В прошлом году – Закон о военных захоронениях и памятниках. В настоящее время ждёт принятия последний основополагающий закон – «Об охране исторических памятников». Перед властями стоит задача - разработать регламенты и положения, чтобы можно было внедрить эти законы.

Ещё в 2012 г. группа экспертов Совета Европы по проблеме охраны недвижимого культурного наследия провела в нашей стране несколько недель, чтобы оценить ситуацию. Они пришли к выводу, что Молдова имела все необходимые законодательные инструменты для эффективной защиты наследия. Но мешали два фактора - коррупция и отсутствие политической воли для применения законов на всех уровнях.

Примером отсутствия политической воли у наших властей является тот факт, что начиная с 1991 г., ни один человек не был привлечен к ответственности или даже оштрафован за разрушение старинных зданий или их незаконную перестройку, - отметил доктор архитектуры.

Мораторий на застройку или перенос рабочего центра

Ещё в 2004 г. правительство установило мораторий на застройку исторического центра Кишинева, который никто не отменял. Но его, как и многие другие нормативные акты, не претворяют в жизнь.

- Охранный статус мало придать, его надо материализовать в муниципальных документах, - говорит Чокан. - По закону, он должен проявиться на местном уровне. Но этого нет. Как я уже отметил, в первую очередь всё это должно было найти отражение в Генплане. Там должны были обозначить правила застройки, чтобы не разрушать историческую канву.

За эти годы в центре Кишинева появилось много зданий, не имеющих ничего общего с центральной частью города, но ещё не всё потеряно. По словам иностранных экспертов, город сохранил идентичность. Они нам говорили: «Ребята, вы не знаете, что вы имеете, как это развить и что с этим делать. А историческое наследие может стать одной из основ развития города – экономической, культурной, туристической».

Чтобы сохранить исторический облик, необходимо предусмотреть в Генплане, по примеру других европейских городов, специальное место вне охраняемого исторического центра для развития центральных городских функций, которые способствуют разрушению его структуры. Нам надо сформировать новый центр – коммерческий, административный и т.д., куда перевести основные функции. Тогда город станет полицентричным, и появятся условия для сохранности наследия, - полагает собеседник.

Было бы желание, восстановить ещё можно

- Историю Кишинева планомерно и варварски уничтожают, - считает краевед и историк Владимир Тарнакин. - Однако ещё не все потеряно. Многое при желании можно сохранить. Например, ту же Красную мельницу, которая на самом деле всегда была «белой» - покрытой мукой. Или здания некогда крупных промышленных предприятий, таких как «Стяуа Рошие», которое сегодня закрыто фальшивым фасадом. После войны, благодаря этому предприятию, подняли легкую промышленность республики. Или заброшенный бывший филиал фабрики «Зориле» (с богатой историей), который находится на пересечении ул. Болгарская и 31 августа. В 1901-1902 гг. там располагались казармы Минского пехотного полка, потом - табачная фабрика. Или кожевенный завод на ул. Измайловской, на который положил глаз румынский инвестор. Они готовы сравнять его с землей, чтобы построить там гипермаркет. Соглашусь, что на этой территории много несуразных пристроек, их можно снести. Но это предприятие - наша история, главный корпус можно было бы оставить, обыграв его в архитектурном плане. И это бы привлекло ещё больше людей.

В столице ещё есть неравнодушные люди, которые могли бы помочь в восстановлении её прежнего облика. Это - пока ещё инициатива, но она есть, - воспроизвести облик Кишинева на основе фотографий 1950-х годов, на момент его восстановления после разрухи. Есть уникальные негативы 1951-56-х годов. Например, виды пр. Молодежи, бул. Негруцци и т.д. Главное, чтобы впоследствии кому-то пригодились.   

Впрочем, наличие фото ничего не гарантирует. Несколько лет столичные жители наблюдали за восстановлением Органного зала. Первый этап - по реставрации фасада здания - практически завершен. При этом заказчик не стал заморачиваться над восстановлением всех скульптур, которые некогда украшали строение. В 1911 г., когда здание только построили, над его центральным входом (тогда там находился городской банк) была установлена статуя  древнеримского бога торговли Меркурия. Но уже более 35 лет она пылится на складе «Молдэкспо».

Я всегда говорил, что истории Бессарабии и её лицам может позавидовать любая европейская столица. Но мало кто это ценит, мало кому это интересно. Здания рушат комплексно, не говоря уже о том, что на детали и вовсе никто не обращает внимания. Например, здание по ул. Бэнулеску Бодони, 53 - памятник архитектуры и истории XIX в. национального значения. Некогда там была чугунная винтовая лестница, как на водонапорной башне, однако она исчезла.

Больно и печально смотреть на происходящее уничтожение исторического центра. Во все времена благотворительность была престижной и модной. Каждый богатый помещик вносил свою лепту в развитие общества, вкладывая средства в человека, школу, больницу и т.д. Это называлось богоугодными делами. Они не увозили средства за границу. Многие завещали земству средства, и очень крупные. Но со временем это стало не в почете, - подытожил Владимир Тарнакин. 

Почему бизнес не хочет реставрировать здания?

По мнению Серджиуса Чокана, пока проблема не решена на государственном уровне, бизнес ищет другие пути. Сейчас просто невыгодно восстанавливать старинные строения. Реставрация обойдется дороже, чем любой ремонт и даже новое строительство. На Западе в таких случаях часть расходов берёт на себя государство, чтобы сохранить аутентичность города. У нас пока этого нет.

В наших условиях эксперты видят пока один выход - изменить законодательство и виновных в разрушении исторических зданий привлекать к уголовной ответственности. Ведь даже штрафы не применяют. Проблема в том, что некоторые «инвесторы», а иногда и сами чиновники, специально доводят дома до степени «руинизации», чтобы не заморачиваться с сохранением памятников. Ведь гораздо проще снести и построить заново, в лучшем случае с копией фасада, в худшем - что-то невообразимое. В таких зданиях зачастую специально снимают крышу, а ливнестоки направляют таким образом, чтобы вода разрушала фундамент.

Серджиус Чокан назвал единственной историей успеха, которую он может вспомнить, – это восстановление монастырского комплекса «Кэприяна» - самого старого и единственного в стране воеводского монастыря, основанного в 1420 г. В 1990 гг. он находился в плачевном состоянии. Тогдашний президент Владимир Воронин стукнул кулаком по столу, и деньги нашлись. В финансировании этого проекта приняли участие такие крупные компании, как Lukoil, Itera, Moldasig, Media Satelit, Orange Moldova, DAAC-Hermes, Ciment, Moldcell, Moldtelecom, Floarea Soarelui, Knauf, Sudzucker-Moldova, Moldova-  Agroindbank, Moldindconbank, «Железная дорога Молдовы», Marr sugar Moldova, Quadro Design Plus и другие. Больше успешных проектов, когда бизнес восстановил памятник архитектуры за свои средства, не было.

 

А вот негатива накопилось, хоть отбавляй. Например, поместье Балиоза в с. Иванча Оргеевского района. Одну из красивейших дворянских усадеб, построенных в XIX в., бросили на произвол судьбы. В 2006 г. усадьба была сдана в аренду частной компании. Согласно условиям контракта, арендаторы обязались отреставрировать памятник архитектуры, но ремонт так и не завершился. Более того, бизнесмены практически разрушили памятник архитектуры, изменив внешний вид здания. Всё, что удалось сделать, – разорвать через суд контракт.

Не ценят…

В самой столице таких примеров варварского отношения к её историческому облику множество. Недострой у здания Художественного музея - памятника истории и культуры национального значения, выросшая громада на бул. Штефана-чел-Маре, рядом с Театром оперы и балета и библиотекой им. Хаждэу, незаконно возведенная высотка у консульства Франции, трещины в доме-музее Пушкина из-за строительства жилого дома по соседству. Бывшая городская усадьба Рышкану-Дерожинского на пересечении ул. Влайку Пыркэлаб и Букурешь - историческое двухэтажное здание с подвалом и без крыши является памятником национального значения и детищем известного архитектора Бернардацци. Её руины, сквозь которые проросли деревья, словно служат немым укором.

Городская вилла Рышкану-Дерожинского построена в 1852-1875 гг. В 1950-е годы в этом здании располагался Президиум Верховного Совета МССР, а затем - общество "Знание". На прилегающей территории был разбит сад и находились хозяйственные постройки. С 2009 г. здание сменило нескольких владельцев. Все они представляли в Минкультуры проекты по строительству высоток, которые не проходили до поры до времени. Однако последний владелец смог получить разрешение на строительство высотного отеля.

Год назад там началась грандиозная стройка. Интересная деталь - проект разработала компания Виктора Грозаву, сына столичного вице-мэра Нистора Грозаву. Проект одобрил Национальный совет по историческим памятникам. В столичном управлении архитектуры говорят, что разрешили реставрацию исторического здания, а на строительство отеля разрешение пока не выдано. Однако невооруженным глазом видно, от здания усадьбы остался только остов. О какой реставрации идёт речь, если исторического здания практически не осталось?

Здание примэрии отреставрируют

По данным главы Агентства по охране и реставрации памятников при минкультуры Иона Штефэницэ, за прошлый год в столице не снесли ни одного памятника архитектуры или истории, в то время как за последние 25 лет столица лишилась свыше 250. Более того, по его мнению, дела пошли понемногу в гору. Так, муниципальный совет Кишинева во втором чтении проекта городского бюджета на 2018 г. принял решение о выделении 20 млн. леев на реставрацию здания примэрии столицы - одного из самых красивых строений в историческом центре.

Оно было построено в XIX в. по инициативе городского головы Кишинева Карла Шмидта. На этом месте тогда стояла пожарная часть. Архитекторы Митрофан Эллади и Александр Бернардацци работали над проектом три года (с 1898 по 1901 гг.). Построенное здание называли городским пассажем. На его втором этаже разместилась городская дума, а на первом магазины, как и в настоящее время. Во время Великой Отечественной войны здание сильно пострадало. В 1944 г. строение восстанавливали под руководством архитектора Роберта Курца, который позже спроектировал гостиницу «Кишинэу» и другие здания в столице МССР. Работы по реставрации, а кое-где и реконструкции, велись с 1946 по 1948 гг. по фотографиям и частично сохранившимся планам.

Городская администрация вернулась в здание лишь в 1951 г., когда ему был возвращен практически первозданный облик. Правда, отличия имеются - с торца дома, над главным входом, были восстановлены башенки, но не в прежних, больших размерах. Ещё одна особенность нашей примэрии – внутренний дворик. Сейчас он скрыт от любопытных глаз, и там, в основном, чиновники паркуют машины. Однако, по мнению экспертов, этот дворик, если его обустроить, мог бы стать очень интересной достопримечательностью нашего города. 

Штефэницэ также отметил, что на муниципальные деньги будет отреставрирован фонтан в Центральном парке. И 300 тыс. леев пойдут на обустройство скверика перед Домом-музеем Пушкина. Его планируют завершить ко Дню Музеев (18 мая). Старинное здание, памятник национального значения, в котором сейчас находится лицей им. Георге Асаки также будет отреставрирован за 10 млн. леев.

От благотворительности - к витализации

Ни одна страна мира не способна на свои средства сохранить всё наследие, которое ей досталось, особенно такая маленькая, как Молдова. Поэтому статус средств, привлекаемых к сохранению культурного наследия, постепенно меняется от «благотворительности», «средств филантропов» до «целевых вложений в исторический ресурс». Процесс введения исторического наследия в экономический и соцоборот получил название «витализация».

Сегодня в мире применяются четыре основных её способа - приватизация памятников с наложением обременения на частных собственников; девелопмент объектов наследия; развитие туризма и создание на базе объектов наследия туристических продуктов и брендов; продажа «ауры» исторического наследия, когда привлекательность исторических городов и отдельных исторических районов  используется для увеличения стоимости недвижимости.

В Молдове решение проблемы сохранения и витализации исторического наследия сводится к решению трёх основных задач - интеграция объектов наследия в экономический оборот и их капитализация – при безусловном приоритетном требовании их сохранения; создание механизма привлечения средств частных инвесторов, внебюджетных фондов на реконструкцию и сохранение материального и нематериального историко-культурного наследия (это должно быть экономически выгодно); инвентаризация и капитализация наследия XX в. как наиболее сохранившегося.

Большинство этих вопросов должен решить новый Закон о защите исторических памятников. Несколько лет подряд минкультуры выставлял его на обсуждение. Документ, разработанный  профильным ведомством, в частности, ограничивает строительство на сопредельных с историческими объектами территориях и вводит стандарты по реконструкции старых зданий. Любое вмешательство извне должно быть согласовано с министерством образования, культуры и исследований. Имеется в виду ремонт, расширение, изменение прилегающего пейзажа, размещение временных защитных конструкций (в том числе и заборов), рекламных  объектов и обустройство подъездных путей.

Кроме того, у памятников истории появится так называемая зона защиты – там тоже должны действовать особые правила обустройства. Для городских объектов её периметр  составит 100 м, для памятников, расположенных в сельской местности —  200 м. Эти земельные участки не подлежат разделению. Возведение новых объектов на сопредельных территориях будет разрешено только после оценки влияния на объект культурного значения. Финансовая нагрузка по защите памятников истории ложится на их владельцев. При этом они будут освобождены от уплаты налога на недвижимость. Исключение составят помещения, где осуществляется коммерческая деятельность. Однако до сих пор парламент законопроект не рассмотрел. Видимо, кому то это не выгодно…


 
Количество просмотров:
312
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2018 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.