23 Мая 2018
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интересное
Красивая девушка дала свою кровь герою Победы из Кишинева и стала его женой
10.05.2018

Ветеран великой войны Михаил Денисович Геженко рассказал корреспонденту «Блокнота Молдовы», как перенес трагедии своей жизни, встретил единственную любовь и какую последнюю мечту хочет успеть воплотить в реальность.

На двери его квартиры аккуратно прикреплена металлическая табличка с надписью «Михаил Геженко, ветеран ВОВ, народный артист Молдавии». Не спеша открывает дверь, помогает снять пальто и, изящно ухаживая, провожает в свою комнату, которая собрала в себе самое ценное в его жизни - фотографии, книги, деревянные скульптуры, сделанные своими руками. На жизнь не жалуется, помощи ни у кого не просит. Таких осталось мало, участников той самой страшной войны. Михаила Денисовича можно слушать часами, а его мудрости и стойкости учиться на всю жизнь.

Сергей Бондарчук привил любовь к театру

- Михаил Денисович, в свои 98 лет вы обладаете феноменальной памятью. Неужели и детство помните?

- Очень многое помню до мелочей. Я появился на свет в 1920 году, в самый разгар гражданской войны. Мой родной город - Ейск, у Азовского моря, на южном побережье России. Отец ушел воевать с красными к партизанам, с тех пор о нем нет никакой информации, лишь единственная сохранившаяся фотография напоминает о родном человеке. Чтобы меня прокормить, мама бралась за любую работу, а воспитанием занимались дедушка и бабушка. В школе я отличался шаловливым характером, за что несладко приходилось дома. То и дело влезал в какую-то авантюру с многочисленными приятелями, среди них самым закадычным другом был Сережка Бондарчук - да, тот самый, который спустя много лет станет известным кинорежиссером и актером. Мы с ним одногодки.

- Что связывало вас с Сергеем Бондарчуком?

- Помимо веселых воспоминаний о том, как мы с Сережей в резиновых сапогах ловили бычков в Азовском море, нас с ним связывала общая любовь к театру, - мы вместе ставили школьные спектакли и сами играли в них. Никогда не забуду, как мой друг многократно заставлял слушать оперу «Запорожец за Дунаем», для того, чтобы я искусно исполнил роль офицера в его спектакле. А какие Сережа рисовал усы, от настоящих не отличишь. После окончания школы, в 16 лет Бондарчук подбил меня поехать в Ростов. Так мы поступили в театральное училище. А мастерство нам преподавал великий режиссер Юрий Завадский. Всю свою жизнь я гордился тем, что получил такие знания и образование.

- Судя по всему, театральную мечту пришлось оставить из-за начала Великой Отечественной войны?

- Да, в 1940-м меня призвали в армию. Я служил в 39-м пограничном отряде, на границе с Турцией. Ночью 22-го июня 1941 года нас подняли в ружье. Мы не знали, что происходит, но когда подняли всю заставу, у меня появились нехорошие предчувствия. Нас погрузили в вагоны, и мы прямым сообщением поехали в Москву. На одном из полустанков нам стали раздавать оружие и распределили по войскам – меня определили в минометное отделение. Нам, 18-летним мальчишкам, в тот момент не было страшно - потому что мы реально не понимали того ужаса, который ждал нас впереди.

Единственная фотография, напоминающая об отце

Михаил Геженко и его одноклассник Сергей Бондарчук

На войне нашел свою единственную любовь

- Какой бой запомнился больше всего?

- В конце 1941-го года фашисты ночью с особой силой бомбили пограничные города - Брест, Минск, Харьков. В Бресте шли самые ожесточенные бои, в эту гущу событий мы и попали. Где-то недалеко уже от Москвы немецкая авиация разбомбила наше минометное подразделение, из него в живых остался только я. Среди груды солдатских тел военный санитар заметил мои еле шевелящиеся губы. Таким образом я попал в госпиталь. А когда пришел в чувство, услышал первые слова военного врача: «Ты, солдат, в рубашке родился, мы несколько дней вытаскивали тебя с другого света. Теперь будешь долго жить». Вот я и исполняю до сих пор приказ этого полковника.

- Как жить с воспоминаниями о войне?

- Видел ужасы, которые творили фашисты при отступлении. А некоторые эпизоды спустя десятки лет так и всплывают перед глазами - как на колючей проволоке висел расстрелянный маленький ребенок. Смерть витала повсюду, этот въедливый, жуткий, не дающий покоя запах смерти... Такое не прощают и спустя сто лет, двести, тысяча. Очень обидно, что и сегодня, казалось, в мирное время, наблюдаю за подобными кощунственными вещами в телевизионных передачах. Разве ради этого мы сражались?

- Запомнилось ли какое-нибудь событие как радостное?

- После первого ранения и множественных переломов военкомат определил меня в квартирно-эксплуатационную часть - КЭЧ. Мы шли следом за войсками, обеспечивая оружием, питанием, санитарными принадлежностями, махоркой. Так я прошел Западную Украину, Югославию, Польшу, и, наконец, Германию. В Югославии, под Белградом, меня ранили в голову и определили в госпиталь. После операции нужно было срочное переливание крови, моей группы в наличии не было. И тут врач вспомнил, что у одной из медицинских сестричек такая же группа крови, как у меня. Ее немедленно положили рядом со мной на кушетку. До сих пор во мне течет ее кровь. Так я встретил единственную и самую большую любовь всей моей жизни – мою Катюшу.

- Как удалось пленить такую красавицу?

- Я пел ей песни. Учитывая мое актерское образование, репертуар у меня был широкий. Я знал все арии оперетт Имре Кальмана, ну как тут устоять? Катя оставила родных, отчий дом и пошла за мной, солдатом, в кирзовых сапогах и с маленьким чемоданом вещей. Так мы с ней дошли до Берлина и поженились прямо там, в советском консульстве, 22 апреля 1946 года.

- Вы вместе прожили 60 лет. Как удалось пройти все сложности и сохранить любовь?

- Когда мы вернулись в СССР, то увидели сплошные руины. Людям было не до искусства и театра, а я все мечтал работать в своей актерской профессии. А тут еще и проблемы с тем, что жена иностранка, уроженка Югославии. Екатерине запретили жить в областных городах. Начались наши скитания: Свердловск, Владивосток, Николаев. И практически везде разруха, жили в доме, в котором крыша как решето и пол холодный, а у нас росла маленькая дочь Елица. Теперь я понимаю, на какие жертвы шла моя Катенька ради меня. Это и называется любовь. Такой сегодня уже, наверное, и нет…


Михаил и его супруга Екатерина, заслуженная артистка кукольного театра

После молдавского гостеприимства понял, что хочу жить на этой земле

- Как вы попали в Молдову?

- В Кишинев меня пригласил заслуженный деятель искусств Молдавской СССР Евгений Венгрэ, с ним мы познакомились в Николаеве. Долго не раздумывая, мы с женой собрали наши нехитрые пожитки и поехали покорять Молдову. Мы приехали на кишиневский вокзал и стали ждать городской транспорт. Оказалось, что на всю округу ходил всего лишь один трамвай, который возил людей до центра и обратно. Сегодняшний город отличается от того облика, который мы застали в то время – это были маленькие домики, мазанки, с соломенными крышами и неприметные торговые лавки. На одной из них я увидел вывеску со словом «Пыне», мы подумали, что это пивной ларек. А мимо проходящий молдаванин в кушме и кожаных сапанках перевел с молдавского языка значение этого объявления. Так, слово «хлеб» стало первым, которое мы услышали на иностранном для нас языке.

- Какими вам показались люди, живущие в Молдавии?

- В первый же день сосед пригласил меня к себе в гости. До сих пор помню душистый аромат мяты, которым был устлан пол в его доме, и деревянный стол с молдавской закуской - соленым болгарским перцем, хлебом, брынзой и глиняным кувшином с домашним вином. Казалось, что ничего вкуснее я не пробовал. Тогда я понял, что здесь буду жить и работать столько, сколько отведет мне Господь.

- И всё же ваша мечта сбылась - вы стали актером и отыграли на сцене свыше двухсот ролей. Как складывалась ваша жизнь в столичном театре?

- Я очень полюбил свой театр и люблю по сей день, я отдал ему 65 лет своей жизни. Мне в нем работалось с радостью, я вспоминаю полные залы и признательность зрителя. Играть роль Ленина доверяли только мне. И, на мой взгляд, повторить ее в таком амплуа после меня уже не смог никто. До своих 96 лет я выходил на сцену и играл в труппе Государственного Русского драматического театра имени Чехова, и, несмотря на то, что официальной бумаги о звании народного артиста МССР у меня на руках нет, я с благодарностью говорю о своей актерской судьбе.

- А в чем причина того, что «корочку» об этом звании вам так и не вручили?

- Наверное, потому, что часто жаловался на коммунистов, которым я верил. Было обидно наблюдать, как звания получали и поднимались по служебной лестнице лишь те, кто был приближен к политической партии, а не благодаря своим талантам. За свой век я пережил около 20-ти министров культуры, среди которых самым высокообразованным в своей области был Артем Маркович Лазарев. Он действительно поднимал уровень культуры в Молдавии, старался помогать театрам, артистам, актерам. Сегодня же к власти приходят те, кто не осведомлен даже в элементарных вещах искусства. От них уж я точно не хочу принимать ту самую «корочку», которая так и пылится на бюрократических полках архива.

В роли Папы Карло в русском драматическом театре

Лягу в землю рядом со своей Катей

- С Сергеем Бондарчуком судьба больше не пересекла?

- Сначала нас разлучила война, а потом годы. В конце 1960-го года я приехал в Москву, играл роль в спектаклях «Когда зреет виноград» и «Пушкин в Молдавии». За это меня наградила почетной грамотой известная министр культуры Екатерина Фурцева. Посчастливилось побывать и на торжественном обеде в Кремле. Созвонился с Сергеем, он меня вспомнил, но так как будучи уже великим артистом и режиссером, времени на встречу со мной не нашлось. Но я не в обиде, я просто не привык никому навязываться.

- Михаил Денисович, а как вы относитесь к современному театру и кинематографу?

- Когда смотрю телевизор, испытываю чувство стыда. Не могу понять, что произошло с некогда гениальными артистами? Когда-то их просто называли талантами, а сейчас – это новомодное слово «звезда», которое кроме пафоса за собой не несет никакого дарования. Например, Алла Пугачева – ну сделала она себя 20-летней красавицей благодаря пластическим операциям, а куда же деть душу 70-летнего человека? Как говорила талантливая актриса Ольга Аросева: «Жизнь дана каждому, а старость избранным. Не нужно стесняться своих лет».

- Кто окружает сейчас вас и помогает по хозяйству?

- В 2007 году умерла моя любимая Катюша, и дом опустел без нее. Но я стараюсь себя чем-то занять, принять участие в каких-то мероприятиях, посвященных военной тематике. В этом мне помогает руководитель русского историко-патриотического клуба Алексей Петрович. Леша часто бывает у меня в гостях, через него я стараюсь передать нашему поколению все свои воспоминания и опыт.

- А родные к себе зовут?

- Моя дочь красавица Елица еще в советское время познакомилась со студентом из Свердловска, вышла замуж и уехала жить к нему. К сожалению, она умерла от рака, еще совсем молодой, а ведь она тоже мечтала о работе в театре. Зять Гоша долгое время звал меня с женой к себе, в Россию, но мы хотели остаться на своей новой родине. Представляете, я и его пережил. Но самым большим ударом в моей жизни стал уход моей Катеньки. Теперь уже взрослые внуки и правнуки предлагают своему дедушке перебраться к ним, но я стою на своем - я пустил свои корни, да так глубоко, что уже и не вырвать, не перерубить… Моя Катя похоронена на прекрасной православной земле, и я сюда лягу, рядом с ней.

Единственная дочь Елица, ушедшая из жизни в молодости от рака

Хочу встретиться с Игорем Додоном и сказать ему главное

- Как вы празднуете ваш личный праздник, День Победы?

- Я очень хорошо помню тот день 45-го…Так как благодаря Катеньке я немного обучился немецкому языку, полковник части попросил меня съездить с шофером на завод в Студебеккере и попросить у начальства предприятия две канистры спиртного. Мы отмечали праздник целую неделю, заслуженно. Сейчас, конечно, столько не выпьешь, но одну рюмочку пропустить можно, за моих погибших однополчан, друзей, родных. Друзья отвезут меня к Мемориалу, чтобы еще на год зарядиться от той душевной атмосферы, которую мне дарят люди.

- Ваша жизнь насыщена яркими моментами, впечатлениями, воспоминаниями. Что хочется еще успеть сделать?

- Встретиться с Игорем Николаевичем Додоном. Я впервые за долгие годы увидел по-настоящему достойного президента. Мне нравятся его идеи и настрой, его отношение к простым гражданам и православные ценности. Для него, как и для меня, важны честь, совесть, любовь. Когда он пришел к власти, у меня появилось желание прожить еще с десяток лет, чтобы посмотреть на его успехи. У меня лично вся надежда на него. И я уверен, что у него всё получится, потому что есть крепкая, надежная поддержка молдавского народа. Моя мечта – всего пять минут разговора с Игорем Николаевичем, чтобы сказать главное: ему сложно, но на войне своих не бросают, пусть и он не бросит тех, кто так в него верит.

Они были счастливы: Михаил, Екатерина и Елица

Герой войны Михаил Геженко надеется успеть сказать президенту Игорю Додону главные слова

Татьяна Меделян


 
Количество просмотров:
622
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2018 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.