14 Июня 2024
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
Технологии
Полпред ЛНР: Украина вряд ли решится открыто сорвать минские договоренности
  20.06.2016

И.о. министра иностранных дел самопровозглашенной Луганской народной республики, полпред ЛНР на переговорах в Минске Владислав Дейнего рассказал в интервью РИА Новости, есть ли шанс у ЛНР получить международное признание, готовятся ли в Донбассе к новому витку вооруженного противостояния и о том, как Киев может попытаться помешать проведению ЧМ-2018 по футболу.

— Владислав Николаевич, на линии соприкосновения в Донбассе сейчас серьезно обострилась ситуация. С чем вы это связываете и как, по вашим прогнозам, будет развиваться ситуация в ближайшее время?

— Обострение не сейчас произошло, оно идет достаточно длительный период. Был этап, когда еще продолжала действовать Антитеррористическая операция (АТО), и уже тогда Украина предпринимала шаги к усилению своих позиций и переброске тяжелых вооружений, личного состава на линию разграничения. Все это делалось под видом то ротаций, то каких-то плановых учений. Кроме того, в непосредственной близости к линии разграничения идет переброска тех средств вооружений, которые в свое время были отведены с этих позиций в рамках достигнутых в Минске договоренностей. Идет скрытая переброска их обратно на линию разграничения.

Такое развитие событий связано прежде всего с изменением формата операции. Вместо АТО Украина инициирует создание какого-то штаба объединенных сил, который якобы должен усилить реализацию задач по мирному урегулированию. Я как-то не припоминаю в истории таких случаев, когда усиление армии приводило к развитию процессов мирного урегулирования. Хотя Украина прикрывается именно этими тезисами. Чего ждать в ближайшее время? Дальнейшего нагнетания. Я не думаю, что Украина решится откровенно сорвать все договоренности, достигнутые в Минске, но вот спекулировать этими вопросами она будет продолжать.

— Если ситуация будет усугубляться, повлияет ли это на формат минских встреч?

— Минский формат изменить нереально. Либо Украина остается в рамках площадки, которая позволяет сейчас обсуждать процессы и возможность мирного урегулирования, либо Украина выходит из этого процесса и тогда этот процесс просто остановится, потому что без Украины нам разговаривать будет не с кем. Ни ОБСЕ, ни Российская Федерация нам ничем не поможет в решении проблем в Донбассе. Задача посредников — посадить за стол переговоров Украину и народные республики. Это все, что они могут сделать. Ну и дальше способствовать тому, чтобы диалог был конструктивным и чтобы эти переговоры давали ощутимый результат. К сожалению, эта составляющая переговоров на сегодня крайне незаметна. Позитивные процессы есть, реально есть, но сказать, что они превалируют, я не сказал бы. Поэтому на обиходном уровне "Минск" оценивается очень скептически всеми, хотя реально это единственный механизм, который позволяет сегодня нам не перейти к активной фазе противостояния.

— Есть ли, по вашему мнению, альтернатива минским соглашениям?

— Есть несколько уровней этих переговоров. Есть нормандский уровень — это орган, который взял на себя контрольные функции по обеспечению выполнения минских соглашений. Кроме того, это механизм, который способен стимулировать положительную динамику на этих переговорах. И они реально это делают. Сейчас Украина системно уклоняется от эффективного участия в переговорах. Номинально присутствует, но их присутствие не дает практического развития переговорам по основным их направлениям. Есть некоторые исключения, но в общей массе переговорный процесс сейчас тормозится и очень серьезно тормозится, и об этом сейчас говорит и нормандская четверка.

Есть некий переговорщик от Соединенных Штатов, уполномоченный по Украине (специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины Курт Волкер — ред.). Хотя реальных его полномочий, я боюсь, никто не видел. Были недавно заявления о расширении полномочий, но потом была официальная информация от Госдепа о том, что эти полномочия остаются прежними. Но каковы эти полномочия, предметно рассуждать очень сложно, не владея документами, которые эти полномочия устанавливают. Пока на практике видно, что участие Соединенных Штатов в этих переговорах практически ни к чему позитивному не привело.
Создавать какие-то альтернативные переговорные площадки? Сейчас звучат высказывания относительно того, что нужно перенести переговоры из Минска в какое-то другое место. Тут приходит на мысль басня Крылова: "А вы, друзья, как ни садитесь…". Куда не перемещай — участники переговоров те же, и все зависит только от их состоятельности. На сегодня состоятельность участников от Украины вызывает очень серьезные сомнения.

— По вашим оценкам, насколько высока вероятность развести силы на участке № 1 у станицы Луганской и рассматриваются ли другие участки для разведения, если на этом оно так и не состоится?

— Это выглядит даже смешно, потому что порядка 80 раз ЛНР заявляла о готовности выполнить разведение сил и средств на участке №1 у станицы Луганской, более 20 раз непосредственно приступали к выполнению этого разведения, но тем не менее с украинской стороны никаких зеркальных шагов не наблюдалось, и, собственно, это не позволяло выполнить разведение на этом участке. В последнее время мы ожидали хоть какую-то динамику с украинской стороны в этом вопросе, но кроме абсолютно смехотворных заявлений о возможной перспективе следующей даты разведения сил и средств на этом участке ничего больше не происходило. А такие заявления украинской стороной смешно было бы принимать всерьез.

Если говорить в общем о вопросах разведения, то мы отмечали, что с апреля видим в отчетах СММ ОБСЕ информацию о том, что в районе Золотого, где нам удалось провести ранее разведение сил и средств, замечены отдельные лица в камуфляжной форме с оружием, которые проходили через участок зоны ответственности ВС Украины. Упоминали и автомобили, по их квалификации относящиеся к военным, и прочие нарушения. То есть практически Украина отказалась от района разведения и заняла позиции снова на территории, с которой мы общими усилиями отводили по взаимной договоренности подразделения и создавали безопасный район.

— Что будет в данной ситуации предпринимать ЛНР? Вернется на свои позиции и полностью откажется от договоренностей по рамочному решению?

— Если мы будем продвигаться в этом районе, значит, мы тоже отказались от своих обязательств. Нет, мы стоим на своем, но при этом мы задаем ОБСЕ вопрос: что вы нам порекомендуете как посредник в этих обстоятельствах? Закрывать глаза на продвижение Украины? Нет, мы этого делать не будем. Продвигаться вперед и заставлять украинскую сторону вернуться на свои позиции, оговоренные рамочным решением? Если ОБСЕ предложат, мы это сделаем. Но я не думаю, что ОБСЕ пойдет на этот шаг. Они сейчас находятся в затруднительном положении, потому что разумного ответа нет. Все, что необходимо сейчас, это международному сообществу потребовать от Украины выполнение хотя бы вот этих небольших норм, которые четко прописаны на бумаге, и убрать полностью все подразделения, которые предусмотрены рамочным решением. В том же рамочном решении написано, что стороны должны оперативно реагировать на любые нарушения, зафиксированные в отчетах ОБСЕ, и мы сейчас пытаемся добиться от них, какие действия они предпринимают, чтобы побудить украинскую сторону к выполнению этого пункта рамочного решения.

То есть у нас сейчас в районе Золотого процесс разведения сил и средств практически сорван. Таким образом, Украина отказалась от своих обязательств по рамочному решению. Реакция международного сообщества могла бы помочь в разрешении этой проблемы. Мы продолжаем настаивать на том, что стороны должны неукоснительно соблюдать свои обязательства и любые нарушения должны фиксироваться, а посредники должны предпринимать шаги к тому, чтобы вернуть нарушителя к его обязательствам. Ситуация сейчас патовая, поскольку никакого воздействия от арбитров, от международного сообщества на эти процессы нет.

—  Когда планируется следующий этап обмена пленными?

— У нас был этап обмена, который проходил в декабре. На этом этапе Украина дала свои обещания уже даже не нам, разговор шел непосредственно с президентом Российской Федерации. Были согласованы списки, четко было указано количество людей, которые в этих списках находятся. Когда дошло до выполнения обязательств, Украина обманула не только нас, они обманули и Российскую Федерацию. Они обманули и международные организации, которые ратовали за добросовестность и состоятельность Украины как участника этих договоренностей. 75 человек не попали домой, и эти 75 человек не попали с украинской стороны, они не пришли к нам. Мы готовы и сейчас их принять и подтвердить, что Украина оказалась на этот раз добросовестным участником и выполнила свои обязательства. Но нет, Украина отказывается от этого, они говорят о каких-то следующих этапах частичных обмена, манипулируют вопросами гражданства.

— Какие сейчас обсуждаются темы и инициативы на встречах в Минске?

— По гуманитарным вопросам, например, одна из последних инициатив координатора этой подгруппы (Тони Фриша — ред.) — это совместное обращение сторон, осуждающее "любые формы пытки, жестокого обращения, сексуального насилия и угрозы применения насилия в отношении лиц, заключенных под стражу в связи с конфликтом". Стороны обязуются приложить максимальные усилия для предотвращения подобных случаев, для обеспечения достойных и гуманных условий, а также медицинской помощи для всех лиц, заключенных под стражей. Это такая ключевая часть этого обращения.

Ситуация складывается таким образом, что Украина, имея в виду какие-то свои соображения, блокирует искусственным способом принятие этого обращения, с которым вроде бы делает вид, что, по сути, согласна, постоянно сбрасывая новые аргументы, относящиеся к форме этого обращения. Это тоже наводит на какие-то мысли, а если вспомнить состояние ребят, которых по обмену мы забираем, мы начинаем понимать суть происходящего. Если те, кого мы передаем на украинскую сторону, идут отсюда собственными ногами, по большей части в хорошем настроении, то ребята, которых мы забираем оттуда, их несут на носилках. Они нуждаются в серьезной реабилитации, и есть случаи даже нервных срывов, которые приводят к необходимости госпитализации в психоневрологическое учреждение. Видимо, Украина сейчас пытается оставить для себя такую возможность ухода от этого обращения, где она будет выглядеть отступницей от своих же деклараций.
— Как развиваются отношения ЛНР с другими странами? Есть ли шанс у республик Донбасса быть признанными?

— Все чаще и чаще к нам приезжают представители различных международных организаций. Их отношение к нам постепенно мигрирует в сторону более официального общения. Что я имею в виду: если в первых отчетах Верховного комиссара ООН по правам человека нас называли вооруженными группами и так далее, то сейчас нас называют "Луганская народная республика" и "Донецкая народная республика". При этом ставят эти названия в кавычки, добавляя самопровозглашенная. То есть факт провозглашения уже зафиксирован в документах ООН. То есть риторика в этом плане уже несколько изменилась. Мало того, это меня поразило еще больше, в одном из недавних отчетов Госдепа нас называли тоже "Луганская" и "Донецкая народные республики", опять-таки в кавычках. Но нас не называют террористами, чего постоянно добивается Украина. Называть нас непризнанными уже, наверное, неправильно, потому что нас признала Южная Осетия. Признание со стороны частично признанного государства — это тоже первый этап на пути к признанию.

Что касается становления как полноценного субъекта международного права, над этим придется еще очень серьезно работать, и здесь очень многое зависит от того, как будут реализованы минские соглашения.

Практика показывает, что Украина полностью сбрасывает со счетов Донбасс. Им нужна только территория, и вся их деятельность, которая должна показывать их приверженность минским обязательствам, на деле показывает прямо противоположное — полный отказ в гуманитарной сфере, блокирование тех же обменов, отказ от выплат пенсий. Эти все шаги показывают, что Украина действительно пытается отторгнуть Донбасс.

Украинский генерал озвучил сроки возвращения Крыма и Донбасса
И в этих обстоятельствах других вариантов нет, как фиксировать это намерение Украины отторгнуть Донбасс и обращаться к международным организациям и другим странам за признанием этого факта. А факт отторжения территории от государства ведет либо к самостоятельному существованию этой территорией, либо присоединение этой территории к другим субъектам международного права. Но опять-таки решить судьбу могут только те люди, которые живут на этой территории.
Если Украина найдет в себе силы изменить радикально на 180 градусов свой вектор и идти по пути реализации минских соглашений, в таких обстоятельствах возможны варианты развития ситуации по возобновлению отношений с этой территорией. Но вопрос, каких отношений? Прежде всего это договорные отношения с правительством Украины. О чем это говорит? Это говорит о том, что мы как самостоятельный субъект в этих отношениях, то есть опять-таки речь идет об обретении некоторой степени самостоятельности в отношениях с государством, в составе которого мы остаемся, но как самостоятельный субъект, включенный в это государство. Речь идет о федеративном или конфедеративном устройстве государства как совокупности самостоятельных субъектов. То есть самостоятельность наша прописана в комплексе мер, мы ее задекларировали, и она закреплена. Получается, что самостоятельность в нашем случае неизбежна при любом развитии событий.


 
Количество просмотров:
57
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2024 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.