18 Сентября 2018
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интересное
Cербский след в Молдове
10.07.2018

Елена Кудрявцева

В книге «Сербы в Молдавии» доктора исторических наук Любивоя Церовича, изданной в Белграде в 1997 году, можно прочитать: «Сербы начали заселять территорию Молдавии, которую сербская народная поэзия называла Богданией или Страной Басарабов, в первой половине XV века на имениях молдавских властителей. Супруги молдавских воевод из рода Бранкович и другие сербские властители возводили церкви и монастыри в Молдавии, но и дарили их в Сербии. В Молдавии, этой православной и романской стране, в Средние века жили и работали многие сербские деятели культуры и духовенство . Когда территория Молдавии находилась в составе Российской империи, после подавления Первого сербского восстания, в эту страну начали переселяться воеводы и известные личности восстания, спасаясь от турецкой мести».

Не исключением был и Кишинев, который в начале XIX века в скоплении разноязыких народов мало чем уступал Вавилону. И до русско-турецких войн, вызвавших прилив православного населения из балканских стран на освобожденные от османского владычества земли, в Кишинэу, вокруг монастырской вотчины, селились, кроме молдаван, армяне и русские, греки и малороссы; в середине XVIII века в Кишиневе существовала большая еврейская община — евреи занимались торговлей, платили подати монастырю Галац, которому Кишинев принадлежал со всеми его домами, лавками, погребами.

Город не раз разоряли. В 1695 году его основательно разрушили татары, в войне 1787-91 гг. отступающие турки оставили лишь обгоревшие трубы домов и лежащие под пеплом руины церквей. Но кишиневцы возвращались на пепелище, восстанавливали поселение. Город ширился.

В 1802-1806 гг. на месте дважды разрушавшейся церкви XVII века, там, где сейчас находится театр Е.Ионеско (б. кинотеатр «Москова») братьями Мэкэреску была отстроена Архангело-Михайловская церковь, служившая Кафедральным собором до постройки Собора Рождества Христова в 1836 году.

Тогда же, в 1804-м, на руинах сгоревшего в 1739 г. старомолдавского храма была возведена армянская апостольская православная церковь — храм Святой Богородицы, сохранившийся доныне. Между двумя упомянутыми церквями простиралась площадь – Старый базар. Это был центр города, а вокруг вились кривые улицы.

Город рос как на дрожжах. Если, согласно переписи, в 1774 г. жителей было меньше тысячи, то в 1812-м – 7 тысяч, в 1818 – 18 тысяч, и так — в геометрической прогрессии.

Население становилось все многонациональнее.

Из устремившегося с Балкан потока болгар немало семей обосновалось в Кишиневе.

Вдоль реки Бык, как известно, простирались так называемые Болгарские огороды, местность эту называли Булгареей, а построенная этим православным народом церковь Вознесения Господня до сих пор стоит (современный адрес — ул. Уреке, 58).

Греков-фанариотов – греческих аристократов, перешедших на службу к турецкому султану, назначаемых в XVIII веке правителями Бессарабии. в начале века XIX сменили прибывавшие к нам из Греции по причине турецких гонений беженцы и вожди национально-освободительной борьбы против турецкого ига.

Так, в начале 1820 гг. в Кишиневе осели небезызвестные братья Чуфли, а князь Александр Ипсиланти, грек из фанариотов и отставной генерал русской армии формировал у нас силы для похода.

Старый базар окружали улицы без табличек, но с закрепившимися в народе названиями, такими, как Еврейская, Армянская (кроме известной всем ул. Армянской в Кишиневе было еще две с таким же названием – старая и старейшая), неподалеку тянулась Азиатская, была Турецкая и Сирийская, Греческий переулок, Молдаванский… Большинства этих улиц давно уж нет – их поглотили новые, более прямые и широкие, а также – кварталы многоэтажек.

Была среди «национальных» улиц и улица Сербская и Сербский переулок.

Откуда это известно? Топографию Кишинева 20-х годов XIX века восстановил Иван Халиппа, историк, организатор и Правитель Дел Бессарабской Губернской Ученой Архивной Комиссии. Она отражена в труде, изданном этой комиссией к 100-летию А. С. Пушкина, в 1899 году, называющемся «Кишинев времен жизни в нем Александра Сергеевича Пушкина».

То, что в этот бурный для Балкан период в Кишинев прибыло немало сербов, известно. Восстание, охватившее Сербию в 1804-1813 годах, возглавлял Карагеоргий (Георгий Петрович, по прозвищу Черный). Восстание было подавлено, а повстанцы со своим вождем прибыли в Бессарабию — согласно документам Министерства иностранных дел Российской империи, «чиновников 32 семейства и 142 души обоего пола, простых сербов 211 семей и 794 души обоего пола». Здесь Карагеоргий общался с членами секретного греческого общества «Филики Этерия», намеревавшегося освободить греков, болгар и сербов от турок, а в 1817 он вернулся в Сербию, где и погиб. Вдова Карагеоргия с малолетней дочерью после этого приезжала в Кишинев, сопровождая старшего сына, корнета российских войск. Некоторое время пребывал у нас и младший сын Карагеоргия, обучавшийся под надзором жившего в Кишиневе воеводы Вучича. В 1820 году Пушкин, встречавшийся в Кишиневе с этим сербским воеводой, а также и другими — Ненадовичем, Живковичем, двумя братьями Македонскими, под впечатлением их рассказов о сербском восстании написал стихотворение «Дочери Карагеоргия».

Сербский переулок (str. Sîrbeasca) до сих пор существует.

Он ни разу не менял своего названия, по крайней мере, за последнюю сотню лет. На схеме Кишинева начала ХХ века, начерченной надзирателем городской управы Ю. Велиогорским, мы видим маленький «Сербский проулок», лежащий перпендикулярно ул. Кагульской (более раннее название – ул. Еврейская) – на пересечении ее с Поповской и Вознесенской (теперь – ул. Уреке).

Переулок, в отличие от других, имевшихся рядом на карте, чудом сохранился до наших дней. Вот только И. Халиппа Сербским проулком называет не его, а совсем другую улицу – Кожухарcкую, имя которой дал, как следует из труда «Кишинев времен жизни в нем Александра Сергеевича Пушкина», «престарелый бояр Гавриил Кожохар», живший «при Инзове».

дом на улице Кожухарской

Сегодня эта улица известна как Cojocarilor. Она сохранилась в тех же границах, что во времена Ивана Халиппы. Особо не изменив, как мы видим, и названия (только в советский послевоенный период она называлась иначе – носила имя А. Матеевича). Тянется она от начала ул. Сфынтул Георге по диагонали к ул. Хышдэу (бывш. Петропавловская), выходя на ул. Рабби Цирельсона (часть улицы В. Александри).

Улица Кожокарилор не скрывает своего возраста, предстает перед нами, так сказать, без макияжа. Тут можно увидеть развалины некогда солидных, а сейчас — умирающих зданий, заглянуть в дворик-лабиринт с ветхими домами-лачужками. Современные застройщики проникли сюда совсем недавно. Пока еще только в двух местах достраиваются новые сооружения. Основная часть строений на улице относится к XIX веку. Некоторые из них, например, №16 и №14, появившиеся в соответствии с планом 1834 года, когда, надо полагать, Сербский переулок расширили и подравняли, не раз реконструировались и вполне функциональны и сегодня. №14 на пересечении Кожакарилор и Титу Майореску (Титовская, потом – Тихонова) — признанное примарией памятником локального значения одноэтажное здание на высоком фундаменте, со строгим фасадом в стиле неоклассицизма, снабжено входом на углу квартала. Он имел, как предполагают, коммерческое значение, поскольку для жильцов был и вход со двора. Сегодня рядом с ним, на пятачке, образованном несколькими сбегающимися улицами, хаотичный промтоварный рынок и автозаправка. Двадцать лет назад тут был сквер с несколькими скамейками, а еще ста годами ранее, вполне возможно, тут тоже торговали.

За автозаправкой – ул. Сфынтул Георге, на которой возвышается храм Святого Георгия. Инициатива строительства Георгиевской церкви, возводить которую принялись в1815 году, принадлежала болгарским переселенцам, проживавшим в Кишиневе.

Однако князь П. И. Долгоруков, коллежский советник, направленный в 1821 году на службу в Кишинев и оставивший записки о городе, датируемые 1822 годом, называет эту церковь сербской: «Ходил смотреть церкви. Их числом 10, а именно 〈…〉 6.Егория, сербская, у Бендерского выезда» (прим. ред.: Егорий – разговорный вариант имени Георгий). Видимо, сербской он ее признал в силу большого числа прихожан – выходцев из Сербии, живущих неподалеку – на Cojocarilor.

На карте начала ХХ века, улица эта, Кожухарская, по версии Халиппы, в 20 гг. XIX века называвшаяся Сербский переулком, отделена от Сербского проулка, соответствующего нынешнему str. Sîrbeasca, одним коротким кварталом. Спускаясь от Георгиевской церкви по Кожухарской до ее конца на Петропавловской, к нему можно было пройти по исчезнувшей Поповской, выходящей на Вознесенскую, где он и брал свое начало. Сейчас путь к нему стал более извилистым, хотя расстояние и не изменилось.

От Хаждэу (б. Петропавловской), где Cojocarilor заканчивается, надо свернуть на Рабби Цирельсона , спуститься до Вознесенской церкви и, перейдя широкую проезжую часть, пройти еще метров сто по ул. Уреке (б. Вознесенской). Мы окажемся у перекрестка, точнее узла, которым связаны Кагульская, Уреке и Sîrbeasca, расходящиеся от него пятью нитями под разными углами.

Сербская улица, согласно исследованиям И. Халиппы, лежала где-то тут, рядом с Минковской (сейчас Кошбук), существующим Мазаракиевским переулком, исчезнувшим Ставриевским, в который на карте, выполненной сто лет назад, упирался Сербский проулок, и Кагульской.

Нынешний маленький чудом уцелевший переулок Sîrbeasca — часть старинного Сербского проулка? Или Сербской улицы, образовавшейся, по словам И. Халиппы, «со времени переселения в 1818-м году из Хотина в Кишинев сербских выходцев, прибывших в Россию с Карагеоргием»?


 
Количество просмотров:
329
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2018 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.