22 Октября 2018
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
В. Воронин: «МВФ – организация, с помощью которой США отмывают деньги»
08.08.2018

 

Подписание договора об Ассоциации с Евросоюзом, уличные беспорядки, которые ведут к смене власти, деиндустриализация и упор на сельское хозяйство, обнищание населения, депопуляция и массовый отъезд трудоспособного населения в другие страны. Эти события и процессы объединяют нынешнюю Украину и нынешнюю Молдову. Разница в том, что в Молдове коммунисты длительный период пребывали во власти. О том, чего они добились в Молдове и как Запад захватывает страны, в интервью ГолосUA рассказал экс-президент страны, лидер Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) Владимир Воронин.

- Владимир Николаевич, вы были президентом Молдовы с 2001 по 2009 год. А что в нынешнее время представляет ваше государство?

- Когда мы в 2012 году провели одну научно-практическую конференцию не только со сторонниками нашей партии, но пригласили разных политологов, аналитиков, и пришли к выводу, что Республика Молдова является захваченным государством, на нас набросились со всех сторон. Что-то страшное было. Прошло время. В конце прошлого года генеральный секретарь ПАСЕ господин Ягланд с трибуны говорит: «Молдова – захваченное государство». Ягланд – это председатель Нобелевского комитета мира, никак ни коммунист. Так оно и есть: мафия, коррупция, олигархи, бандиты всяких мастей – все это в сегодняшней Молдове.

Полным шоком было для тех, кто в 1991 году развалил наше великое государство, новость о том, что в Молдове на парламентских выборах в феврале 2001 года победили коммунисты, да еще и с конституционным большинством. Это было что-то невероятное. Кстати, до 25 февраля 2001 года, когда состоялись эти выборы, в Молдове почему-то не выпадал снег. А в ту ночь выпал снег выше колен. Первый, кто проложил дорожку к зданию офиса Центрального комитета, был посол США. Рано утром пришел с букетиком поздравить – мы на это не поддавались и не поддаемся. Их интерес был очень большой.

Нам предрекали, что мы удержимся у власти три месяца, потом расщедрились до шести месяцев, потом сказали не больше года. Буквально через месяц первым свернул свою деятельность Международный валютный фонд. Это самая коррупционная бандитская мировая организация. Собрали чемоданчики, закрыли двери своего офиса и уехали на целых шесть лет. Потом, правда, в 2007 году приехали сами, без нашего приглашения.

- Почему вы столь негативно отзываетесь об МВФ?

- Это организация, при помощи которой США отмывают деньги. Печатают доллары в американских типографиях, стоимость которых составляет стоимость бумаги, на которой они напечатаны, стоимость типографских услуг. Через МВФ они размещают эти деньги в виде кредитов, благодетельствуют нас, видите ли, чтоб потом мы возвращали эти деньги процентами, и они, таким образом, становятся реальными деньгами. После МВФ свернул работу в Молдове и Всемирный банк. Тоже. Потом Европейский банк реконструкции и развития. Все решили нас изолировать. Бывший секретарь ЦК КПСС, главный идеолог уничтожения советской страны Лучинский (президент РМ в 1997-2001 гг. – Авт.) оставил нам страну с 85 % внешнего долга от ВВП и 220 % внутреннего долга. Они рассчитывали, что мы через пару месяцев грохнемся. Так и говорили. Ничего у них не получилось.

- Вы были президентом Молдовы два срока подряд. Как коммунистам удалось продержаться во власти восемь лет? В чем секрет успеха?

- За 25 лет нашей партии впервые мы участвовали в выборах в 1998 году. С этого времени за 20 лет мы пять раз побеждали на парламентских выборах, побеждали с большинством. Это не потому, что все стали коммунистами и нашими сторонниками, хотя многие голосуют за нас, потому что есть результат. Мы за эти восемь лет ВВП страны подняли на 59 %, до нас и после нас было лишь падение. Это был уровень последнего года советской власти – этих 59 %. Когда мы пришли к власти, зарплата и пенсии не выплачивались от 9 до 16 месяцев. Выплачивались они различными товарами. Чем хочешь, то, что не нужно кому-то, кто-то хочет на чем-то заработать – это все выдавалось в качестве зарплаты. Веерные отключения электроэнергии. Пенсия была мизерной до позора, до ничего не значащей суммы. Закрывались все учреждения.

Мы подняли зарплату медицинским работникам за восемь лет на 1000 %, в десять раз, работникам образования – на 800 %. Пенсии подняли на 540 %. Не оставили без внимания ни одного человека – от того, что только сегодня родился, до всех пенсионеров. Привели в порядок памятники нашей воинской доблести, нашей славы, построили два новых мемориальных комплекса, построили памятник афганским воинам. Восстановили почти 1000 памятников во всех населенных пунктах односельчанам, ушедшим на войну и не вернувшимся. Решили многие вопросы, до которых никто не доходил и не добирался. Например, средняя продолжительность жизни за 8 лет нашего пребывания у власти увеличилась больше чем на два года, увеличилась рождаемость. В 2008 году в Молдове родилось 130 тысяч детей, в прошлом году – всего-навсего 32 тысячи. В 2001 году из страны уехало 640 тысяч человек. Мы вернули 440 тысяч обратно домой, открыв рабочие места. Мы создали 280 машинно-технологических станций в сельском хозяйстве, приобрели более 10 тысяч тракторов за счет государства и отдавали их этим МТС, задачей которых было объединение земель. Таким образом, мы консолидировали более 70 % всех сельскохозяйственных угодий страны. Посадили 40 тысяч гектаров сада, 30 тысяч гектаров виноградников. Отремонтировали более 400 школ, детских садов, домов культуры. Строились дороги. Даже построили 50 километров стратегических железнодорожных путей. Построили порт на реке Дунай в Джурджулештах, и таким образом республика стала морской державой. Многие-многие вопросы, которых до нас никто не брался решать, и никто не думал, что мы будем их решать.

- Вы говорили о скептическом отношении ваших оппонентов к приходу коммунистов к власти в Молдове. А какая реакция была, когда они увидели такие прогрессивные результаты?

- Любопытство западников, почему у нас такие результаты, привело к тому, что волей-неволей они начали с нами работать, начали нас признавать. Например, из всех президентов Молдовы, которые были до сих пор, я один-единственный, кто удостоился внимания со стороны США, и меня пригласил Джордж Буш с официальным визитом в США. Сидим мы у камина, где он принимает всех гостей, он меня и спрашивает: ну что, чем помочь главному коммунисту Молдовы? Я говорю, да ничем, у нас все в порядке. С Бушем я встречался четыре раза, с Меркель, со всеми этими… Я думаю, что им было интересно посмотреть на возрожденного коммуниста, на коммуниста, пришедшего к власти, что он из себя представляет, почему у них все получается. Кстати, этот Лучинский, который это все натворил, две недели назад получил гражданство Румынии, он стал румыном. У нас эта проблема до сих пор. Молдова мечется, куда сориентироваться – на восток, на запад. Понятно, с договором об Ассоциации поторопились. Минимум Молдова могла пожить без него 20-25 лет. Они вместе в один день с руководством Украины и Грузии подписали этот договор.

Не процессом европейской интеграции, а модернизации, мы, будучи во власти, занимались очень серьезно. Нельзя быть в центре Европы и не соответствовать европейским стандартам, иначе не будет никакой экономики, никакой торговли, экспорта-импорта и так далее, никаких вложений. Кстати, за восемь лет нашего руководства, вложения в Молдову выросли в восемь раз. Люди поверили в нас. Мы провели списание всех исторических долгов. Приняли специально два закона, названные «Гильотина-1» и «Гильотина-2», которые списали десятки миллиардов леев. Зато провели красную линию и сказали: с сегодняшнего дня закончились всякие поблажки, вот электронный контроль по уплате всех видов налогов и все, что положено. Сократили количество проверяющих органов, потому что они идут за взятками, чтобы заработать на контроле. Экономическим агентам создали самые благоприятные условия. Например, налог на прибыль мы разрешили не платить, если он эту прибыль реинвестирует в собственное дело. Поэтому все росло и были деньги, которыми подымали зарплату.

- Что было главным в вашей политике?

- Самой главной в политике нашей власти была социальная направленность. Мы проанализировали все эти две избирательные кампании, когда за нас голосовало большинство и мы руководили страной, как мы выполнили взятые обязательства перед выборами. Мы выполнили в пять раз больше нашей программы. Потому что жизнь гораздо богаче и разнообразней, нельзя в предвыборном документе отразить то, что будет через четыре года или восемь лет.

- Запад и их приверженцы в Молдове смотрели на вас со скепсисом, потом с любопытством. А во что это вылилось?

- Наступил 2009 год, когда никто не мог нас терпеть во власти. Они укрепили за это время внутреннюю оппозицию. Мы не закрыли ни один телеканал, ни одну газету. Наоборот, при нас в 4-5 раз возросло количество телеканалов. Сейчас в Молдове более 40 партий, правда, они не имеют ни концептуальных позиций, ни программ, просто так, чтобы о них кто-то говорил и чтобы о них писали. В 2009 году мы опять побеждали на выборах третий раз подряд, 60 % населения проголосовало за нашу партию. 5 апреля – выборы, 7 апреля – государственный переворот.

Это было Благовещение, я поехал в кафедральный собор на службу, никого не было в центре города, возле президентуры и парламента. Еду обратно – опять никого нет. Через 40 минут министр внутренних дел докладывает, что собралось порядка 10-12 тысяч человек на площади, идут к зданию президентуры, к парламенту. По социальным сетям они сумели собрать за полтора-два часа более 20 тысяч человек. Пробовали потом объяснить, что это получилось стихийно. Но ничего стихийного не было: у них была карта Великой Румынии, бутылки с «коктейлем Молотова», металлические палки бросать по ногам полицейским, они были во всеоружии.

В первых рядах шли дети – 4-й, 5-й, 6-й, 7-й класс. Им дали в руки скомканную бумагу, заставили подойти к стене здания президентуры или парламента и бросать. За ними шли великовозрастные. Дело проворачивалось таким образом, что должна была пролиться кровь. Я дал команду министру внутренних дел разоружить офицеров, забрать табельное оружие, потому что я переживал, что завалят эти негодяи какого-то парня, лейтенанта или капитана, отберут пистолет, начнут стрелять по людям, вложат ему обратно в руки пистолет и потом будут ходить и рассказывать, что коммунисты без террора, крови и насилия никогда не могли удержать власть и ее осуществлять. Было очень сложно, но мы выдержали. Никто не погиб. Такие действия были явно направлено на то, чтобы отстранить нас от власти, даже после нашей победы.

Нам не хватило одного депутатского голоса, чтобы избрать президента, предложенного нами. Мы не могли найти два месяца одного депутата. Всех других депутатов они отправили, куда хотели – на край света, только чтобы они не были в Молдове, не дай Бог, чтобы никто не проскользнул и не проголосовал. В Кишиневе 7 апреля 2009 года была генеральная репетиция киевского майдана 2014 года. Автора и режиссера этой репетиции зовут Алекс Григорьевс, гражданин США, латыш по происхождению. Он автор революции против Милошевича, приведшей к разрушению Югославии, он появился в Баку, когда в Азербайджане проходили парламентские выборы, о чем я сообщал Алиеву. Он от фонда Сороса, представляет американский демократический институт. Это те, кто организовывает «оранжевые революции».

- Что происходило с ПКРМ потом и что происходит сейчас?

- Они отняли у нас все, что могли, кроме нашей веры и наших идеалов. Мы прошли в последний раз в парламент с третьего места, 21 мандат. Они купили 15 депутатов из 21-го. Слово «купили» я говорю не по ошибке. Купили, как покупают баранов или что угодно на базаре. Стоимость этих 15 депутатов – 5 миллионов евро. Теперь ежемесячно им в конверте дают евро опять. Есть такая Демократическая партия, которая прошла с 19-ю мандатами, но создали большинство и контролируют 42 мандата, практически половину, плюс те, кого они держат на крючке – Либеральная партию, осколки от Либерал-демократической – они контролируют весь парламент.

Этим самым они открыли себе дорогу ко всему. Например, разрушили сбербанк, еще два банка, украли миллиард евро, что составляет 20 % годового бюджета страны. Заключили контракт с какой-то американской фирмой и до сих пор делают вид, что не могут найти этот миллиард. Они воруют все, что есть. Это привело к тому, что в республике сейчас страшный геноцид, люди удирают из страны. В Молдове остаются одни старики и дети, брошенные родителями. Села, на которых исторически держалась Молдова, уничтожаются. Каждый год погибает 10-12 и больше населенных пунктов. Едешь по этим селам – душа болит: окна заколочены, заборы, бурьян вырос на три метра во дворе, никого нет. Если раньше люди уезжали на заработки и посылали деньги оставшимся дома родителям и детям, семьям, потом возвращались, строили себе дома, открывали бизнес, то сейчас уезжают, через некоторое время забирают семьи и остаются в той стране. Вот к чему приводит нынешнее руководство.

- Какова реакция людей?

- В этих условиях люди начинают трезветь, начинают понимать. Правда, их покупают. На прошлых выборах только мы своими силами выявили 28 различных способов фальсификации выборов. Начиная от списков, заканчивая подсчетами. Сейчас изменили закон, чтоб только сохранится во власти. Если раньше парламент избирался по партийным спискам, то теперь половина парламента по одномандатным округам. Республику разрезали, как хотели, но только не по территориально-административному принципу, который существует. Создали участки так, как им выгодно. Конечно, я беседую с иностранными послами, разными делегациями и спрашиваю их: вы видите, что происходит или нет? Все они прекрасно видят и знают, но политика румынизации на первом месте, что Молдова не может быть самостоятельным государством, а потому они не ведут никаких переговоров об объединении с Приднестровьем, ничего не шевелится в этом вопросе.

В стране полностью заменено все. Дошло до того, что в конституционном суде, который состоит из пяти человек, все граждане Румынии. Только за период с 2011 по сегодняшний день 12 раз меняли конституцию и ни разу в соответствии с конституцией. Они не имеют право на это в принципе. Но меняют по команде. Дошли до того, что декларацию о независимости подняли выше конституции, чтобы поменять статью, в которой написано, что государственный язык молдавский, и поменять, что государственный язык румынский. В этих условиях мы сейчас работаем и боремся.

Ветераны Великой Отечественной войны, которые были опорой нашей партии, уходят. Но тем не менее. На 1 января 2018 года по нашей статистике из бывших членов КПСС, которые вступили, когда мы образовали партию, осталось только 3 %, остальные все – новые люди. Они поступают в партию, потому что терпеть больше невозможно, жить так больше нельзя. Может, возникнет и другая ситуация в Молдове, мы еще до конца не приняли решение, как будем действовать дальше, но назревает предреволюционная ситуация. Это все говорят и чувствуют.

фото автора   Алексей Гавриленко


 
Количество просмотров:
366
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2018 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.