20 Июня 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Дионис Ченушэ: Существует несколько сценариев событий в связи с тем, кто будет управлять страной в 2019 году
08.01.2019

В интервью порталу ТРИБУНА, политолог Дионис Ченушэ говорил о роли геополитического фактора в парламентских выборах, о том, кому он больше всех выгоден, о том, что он думает о Конвенции евроунионистов, и у кого, по его мнению, больше шансов управлять страной в ближайшие годы, а также о ряде других важных аспектов.

Т.: Какую роль, по вашему мнению, сыграет геополитический фактор в парламентских выборах?

Д.Ч.: Геополитический фактор всегда влиял на выборы в Молдове. Все зависит от его направленности. Судя по тому, как настойчиво тянется президент Игорь Додон в сторону России, можно предположить, что пророссийский вектор будет намного сильней проевропейского. Это обусловлено так же более низкой заинтересованностью ДПМ в объединении с ЕС, который их критикует, а также тем, что пророссийские силы меньше стали критиковать ЕС. За проевропейский вектор выступают партии внепарламентской оппозиции, но не как повод продолжить некоторые инициативы, а скорее, как повод самоутвердиться в борьбе с властью, подконтрольной ДПМ.

T.: Как, по вашему мнению, в процентах распределяются избиратели проевропейских, пророссийских и унионистских сил?

Д.Ч.: Каждый раз опросы показывают разные цифры, в зависимости от риторики политиков, которые зачастую просто пользуются геополитическим фактором, что не обязательно предполагает ответственность или последовательность. Растет уверенность в том,  что унионистский электорат попросту растворяется в проевропейском, который более обширен. Мы видим, по крайней мере, две категории граждан с унионистскими взглядами. Более сентиментальным избирателям ближе сценарий воссоединения, а прагматики смотрят на объединение с Румынией, как на способ вступить в ЕС и получить выгоду материального порядка (лучшие условия жизни, доступ к рынку труда и др.). Если рассматривать популярность проевропейского или пророссийского векторов, тогда приходим к выводу, что около 70-80% электората поддерживает, часто в равной степени, один из этих векторов. Гибкий сегмент общества составляет 20-30%. Он благосклонно реагирует на тот или иной вектор под влиянием внутренней или внешней дезинформации.

Т.: Кому выгодно преобладание геополитического фактора на выборах?

Д.Ч.: Чем более непоследовательна и поверхностна предвыборная программа, тем больше искушение сделать упор на геополитику. Вместе с тем,  партии, у которых мало ресурсов, и которые дискредитировали свою политическую компетентность, чаще всего прибегают к разного рода геополитическим лозунгам, чтобы компенсировать или отвлечь внимание от своих недостатков. Вместе с тем, некоторые политические партии, как например ПСРМ, вынуждены использовать геополитические лозунги взамен поддержки, предоставленной режимом Путина, который всячески содействует популярности Додона. В отличие от ПСРМ, ДПМ будет вынуждена дозировать свои проевропейские лозунги, потому что слишком выраженная приверженность курсу сближения с ЕС может быть истолкована как согласие с критикой, которую ЕС высказывает в адрес демократов.

Т.: В какой степени, по вашему мнению, воспользуются геополитическим фактором кандидаты по одномандатным округам?

Д.Ч.: Это будет зависеть от цвета кандидата и от его близости к тому или иному геополитическому полюсу. Иначе говоря, использование геополитического фактора кандидатами на местах будет зависеть от партии-хозяйки. В то же время, это будет зависеть от конкретной пользы, которую избиратели в данном населенном пункте получили от ЕС или РФ, в том числе посредством диаспоры. Кроме того, геополитическая риторика будет интенсивней в густонаселенных округах, как например Кишинэу или Комрат.

Т.: Насколько вероятным кажется вам создание на выборах широкого блока проевропейских сил?

Д.Ч.: После непризнания выборов столичного примара, сценарий с созданием проевропейского избирательного блока с участием внепарламентской оппозиции и ДПМ, стал невозможным. До этого, создание подобного блока тоже было маловероятным, но не невозможным.

T.: Что вы думаете о Конвенции евроунионистов? В состоянии ли она объединить проевропейские и унионистские силы?

Д.Ч.: Конвенция евроунионистов хочет заполучить унионистских избирателей, отобрав их у ПДС и ППДП, а это, как вы понимаете, выгодно ПСРМ и ДПМ, а их тактика переговоров после выборов будет зависеть от того, кто сколько мест в парламенте получит. Так или иначе, в ПДС и ППДП понимают, что правила игры диктует ДПМ, а это существенно ограничивает их пространство для маневра, как до, так и после выборов. Исходя из этих соображений, теми, кому выгодно создание конвенции, являются демократы. Так они получат потенциальных союзников в парламенте, который, скорее всего, будет очень раздробленным из-за смешанного голосования, или уменьшат число депутатов от ПДС и ППДП.

Т: Что, по вашему мнению, означает объявленный ДПМ курс про-Молдова?

Д.Ч.: Я поддерживаю мнение о том, что за курсом ДПМ про-Молдова, все-таки стоит  европейская повестка дня. ДПМ объявила курс про-Молдова исходя из двух соображений: во-первых, эта платформа позволит расширить спектр избирателей за счет снижения значения геополитического фактора, и за счет получения части электората ПСРМ.  Во-вторых, отношения ДПМ с ЕС существенно подпортились в последнее время, и Владимир Плахотнюк со своей партией решил немного отстраниться от ЕС, но настолько, чтобы не пострадал его бизнес и бизнес близких ему кругов, для которых проевропейский вектор развития страны жизненно важен. С другой стороны, это отдаление от ЕС позволяет ДПМ критиковать европейские институты за якобы вмешательство во внутренние дела Молдовы.

T.: Каков, по вашему мнению, будет исход парламентских выборов?

Д.Ч.: Выборы подтвердят тот факт, что социалисты являются самой популярной партией. Далее последует блок внепарламентской оппозиции – ПДС и ППДП. Сразу после выборов ДПМ может стать третьей партией по количеству полученных голосов избирателей, но очень быстро ДПМ может повторить свой прежний опыт с принудительной миграцией независимых кандидатов, которые превратят ДПМ во вторую по численности фракцию. В результате выборов, оппозиция просто получит парламентскую трибуну для критики будущей власти. Популизм в будущем парламенте приобретет динамику, если туда попадет и партия «Шор», или ее представители.

T.: Как вы думаете, у кого больше шансов управлять Молдовой в ближайшие годы? 

Д.Ч.: В связи с этим вопросом существует несколько сценариев событий. В первую очередь, это обусловлено желанием управлять страной. В связи с этим, социалисты могут согласиться на диалог с ДПМ, распределив между собой учреждения и зоны влияния. Вторым вполне вероятным сценарием является создание большинства с независимыми кандидатами, в том числе представителями ПСРМ и партии «Шор». Третьим сценарием является проведение досрочных парламентских выборов, в случае, если не удастся создать правительство. Досрочные выборы невыгодны ДПМ, поэтому ставку могут сделать на совместное с социалистами правление, или на создание широкой коалиции с независимыми кандидатами от самых разнообразных партий, которые пройдут в парламент.

T.: Благодарим Вас.

Андриана Кептине 

Примечание: Переопубликовано от 08.12.2018.


 
Количество просмотров:
719
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.