17 Июля 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Президент Приднестровья – украинскому журналисту: «Вы с Россией проблемы заварили – решайте их сами, не надо нас в этот конфликт втягивать»
24.01.2019

Глава Приднестровья дал большое интервью украинскому порталу eurointegration.com.ua. Публикуем самое интересное из него.

Вадим Красноселький рассказал, «чей Крым», почему регион не платит за российский газ, нападет ли Приднестровье на Украину и почему единого государства с Молдовой никогда не будет
"У нас можно посмотреть всю пропаганду, всю информацию и сделать свои выводы"

– У вас за спиной – российский флаг. Это вообще нормально?

– Это не российский флаг. По нашему законодательству, это – флаг Приднестровской молдавской республики.

– То есть вы легитимизировали российскую госсимволику?

– Нет. К примеру, у Сербии тоже очень похожий флаг, правильно?

– Он другой, цвета наоборот расположены.

– И на нем герб – но ведь он похож. А теперь посмотрите на российский триколор... точнее, просто на триколор. Какая у вас с ним ассоциация?

– Очень четкая. Россия для нас – государство-агрессор, этим флагом вы декларируете, что связаны с агрессором.

– У меня другая позиция. Приднестровье – это не осколок Советского Союза, а часть когда-то единой Российской империи. А триколор – это также флаг государства под названием Российская империя, в котором были вместе и Украина, и Россия, и мы. Два года назад Верховный совет Приднестровья принял закон, что этот триколор – это второй флаг приднестровского государства. А если он при этом похож на еще чей-то флаг – ну что ж, значит так и есть.

– Вы осознаете, что для Украины это все равно – символика агрессора?

– Что касается агрессора – это ваше внутреннее дело, вы нас туда, извините, не подтягивайте. Вы вместе с Россией проблемы заварили и без нас их будете решать. Не надо нас втягивать в орбиту своих отношений.

"Здесь ходят украинские офицеры, и никто их не дергает за рукав"

– В российском присутствии в Приднестровье нас больше беспокоит, не откроется ли для нас западный фронт.

– К сожалению, вокруг Приднестровья рисуют много таких страшилок. Помню, как один депутат говорил, мол, в Приднестровье приземлилось 98 МиГов и СУшек российских. Ну, у нас есть аэродром, который не действует. Но как они могут приземлиться, облетев Молдову и Украину? Из космоса упали? Или другой говорит, что тут танковые дивизии стоят, готовые к броску. Господи, откуда бы они взялись? Да нет у нас таких военных сил!

Конечно же, у нас стоят миротворческие силы и оперативная группа российских войск. Напомню, что в 1992 году они здесь остановили кровавый конфликт, сгенерированный бывшими коммунистами, поэтому мы к российским военным относимся очень тепло. Вы их считаете оккупантами, но у нас-то не поменялось отношение.

И кстати, в составе миротворческого контингента постоянного находятся наблюдатели от Украины, 10 офицеров, которые ходят в украинской военной форме по городу, и никто их за это тут не дергает за рукав.

А теперь – о гарантиях того, что нападения не будет. Первая гарантия – это военная логика. Для каких-либо захватнических действий необходимы вооружение, силы и средства, которых здесь просто нет! У меня военное образование, я отлично это понимаю. Хотите – спросите у своих наблюдателей.

И второе – это мои личные гарантии, что из Приднестровья не будет никаких агрессивных действий в отношении Украины. В том числе – со стороны российских войск в Приднестровье.

"На складах в Приднестровье есть бомбы с гексогеном"

– Что со складами вооружения в селе Колбасна, что возле украинской границы? Это сложный и важный для Украины вопрос.

– И для нас тоже – еще больше, чем для Украины.

Опять же, у вас гуляют страшилки, якобы Приднестровье против вывода российского вооружения из Колбасной. Это немножко не так. Я постоянно веду переговоры об этом с серьезными дипломатами, но должен говорить аргументировано, а не по принципу "я не хочу!". Это не разговор, это дурь.

Есть три принципиальных вопроса. Первый: чья собственность в Колбасной? Российской Федерации. Второй вопрос: кто ее охраняет и обороняет? Тоже РФ. И третий – вопрос экологии. Это уже наш вопрос.

Теоретически есть три варианта, что делать с этим вооружением: либо дальнейшее хранение, либо утилизация на месте, либо вывоз через Украину в РФ. И это сперва нужно решить с собственником, то есть с Россией. (В формате 5+2) есть Украина, ОБСЕ, ЕС и США. Так вот, пожалуйста, оставьте нас в покое и договаривайтесь. И когда вы с РФ договоритесь о хранении, утилизации либо вывозе – тогда приходите ко мне, я созову экологов и мы будем решать, на каких условиях можно либо хранить дальше, либо как утилизировать или вывозить.

Специалисты говорят, что уничтожать эти боеприпасы в открытом грунте нельзя. Там есть бомбы с гексогеном, с радиусом поражения и заражения 50 километров, что захватывает Украину и Молдову, не говоря уже о Приднестровье.

Утилизировать можно, если построить там завод по переработке. Хотите так? Ради Бога! Но этот вопрос не ко мне – а к собственнику.

– То есть вы не хотите с Россией говорить, а хотите, чтобы этим занимались другие?

– Да, это так. Есть такая фраза: "вопрос не по зарплате". Эта проблема не нашего уровня. Если в ее решении заинтересованы Украина, ОБСЕ и ЕС – пожалуйста, говорите с Россией, а я приму ту формулу, которая будет выработана. Решите вывозить? Да, пожалуйста. Вывозим, только соблюдая все экологические нормы. Решите хранить дальше – да пожалуйста, храните.

"Федерация? Это уже не актуально"

– Вы говорите о независимости. Но переговоры о приднестровском урегулировании в формате "5+2" предполагают, что все завершится реинтеграцией, то есть воссоединением Молдовы с Приднестровьем.

– На мой взгляд, сегодня это уже невозможно.

Вообще, чем отличается Приднестровье от Донецка и Луганска? Есть две разницы.

Во-первых, Советский Союз распался с согласия коммунистической элиты и западных партнеров. В результате этого добровольного раскола было образовано и Приднестровье. А Донецк и Луганск появились в результате совершенно других движений. У вас негативная энергетика – столкновение, война, агрессия. А у нас все в плюсе, с точки зрения геополитических процессов.

Но есть и второй момент, он основной. Современная Украина юридически не отказывалась от Донецка, от Луганска и от Крыма.

– И Молдова тоже не отказывалась от Приднестровья.

– Да, что вы говорите!

– Да, утверждаю это. Возможно, на уровне заявлений отдельных политиков – но на уровне государства отказа не было.

– Послушайте меня: она отказалась, уважаемый Сергей. И посол Украины, и посол России, и посол США, и все послы европейских государств прекрасно знают об этом юридическом факте. 23 июня 1990 года парламент Молдовы принял две декларации. В первой – заявил о выходе из Советского Союза и верховенстве законов Молдовы. Во второй – на базе признания ничтожным пакта Молотова-Риббентропа, Молдова заявила о выходе из состава Молдавской ССР и о незаконности создания Молдавской ССР. А МССР, напомню, была образована путем слияния в 1940 году Бессарабии и МАССР . Признав ничтожным это слияние, Молдова юридически отказалась от нас.

– Я знал об этом аргументе, поскольку он от вас звучал и раньше, но не могу с ним согласиться. Не было там отказа Молдовы от Приднестровья. Более того, есть Хельсинкский заключительный акт...

– Да какой Хельсинкский акт после распада Советского Союза! О чем вы говорите! Лучше я спрошу у вас: а как вы оцениваете решение парламента по выходу Молдовы из состава МССР?

– Все же прошу вернуться к вопросу о возможности воссоединения Молдовы. Вы говорите, что это и не рассматривается как вариант?

– Нет.

"Бесплатно даже сыр в мышеловку никто не кладет"

– А как вам Россия помогает? Какие существуют программы – финансовой помощи и не только?

– Вот почему-то, когда речь заходит об РФ, все сразу говорят о финансовой помощи. Да мы не попрошайки! Ходить с протянутой рукой некрасиво.

В отношениях с Россией мы выделяем несколько направлений. Первое – военно-политическое, формат "5+2" и миротворческая операция. Тут все понятно. Второе – культурно-гуманитарное. Тут тоже все понятно: общий народ, много граждан России в Приднестровье. И третье – экономическое направление, но ни в коем случае не в виде подачек, а за счет улучшения экономического климата.

Для этого работать надо с РФ, чтобы они где-то пошлины отменили, где-то НДС пролонгировали, улучшали условия для бизнеса, и, конечно, инвестировали в приднестровскую экономику. А просить у них постоянно деньги – это как минимум нахальство. России сейчас тоже тяжело, как мне кажется.

Как именно помогает Россия? Она дает доплаты нашим пенсионерам, по 100 с чем-то рублей каждому, независимо от гражданства. И есть еще газовая составляющая, это тоже не секрет. По договоренности, мы берем газ у РФ на наши внутренние нужды, а денежные средства, которые платят за газ физические или юридические лица – поступают в бюджет республики. Это нормально, все открыто, прозрачно.

– Рискну предположить, что успехи Приднестровья основаны как раз на коммунистическом методе поставки газа. Вы же за него не платите, а долги накапливает Молдова.

– Секундочку, почему же в 2015-2016 году был спад экономики, а в 2017-2018 у нас рост? Потому что значение имеют внутренняя дисциплина, отсутствие коррупции и воровства.

Конечно, помощь также велика, никто же не отрицает. Но я считаю, что мы энергетически очень самодостаточны. Газовая труба идет через нас ("Газпром" экспортирует газ на Балканытранзитом через Молдову. – ЕП). Мы обеспечиваем транзит газа, и нам Россия платит определенную сумму денежных средств в газе, порядка $25 млн. Это бизнес.

У нас есть Днестровская ГРЭС и Дубоссарская ГЭС. Мы сами вырабатываем и экспортируем электроэнергетию.

– Вот только для производства электроэнергии вы используете газ, который вам достается бесплатно.

– Не бесплатно. Ну кто сказал, что бесплатно? Бесплатно даже сыр в мышеловку никто не кладет.

– Потому что вы за него не платите, а долги накапливает Молдова.

– Долги накапливаются на коммерческом предприятии "Молдовагаз". Раз это коммерция, то пусть собственники и разбираются. А когда Приднестровье будет признано, мы возьмем этот долг на свои плечи, как признанное государство. Просто сейчас – пока мы не субъект международного права – другой формулы не существует.

Поэтому нужно признавать Приднестровье, и мы однозначно узаконим свои отношения со всеми экономическими субъектами в этой части.

"Задавайте вопросы тем, кто отдавал Крым"

– В завершение разговора не могу не задать прямой вопрос. Крым чей?

– Чей Крым – это вопрос следствия, а не причины. А причина состоит в столкновении геополитических соперников на территории Украины. В результате этого столкновения по законодательству Украины Крым – украинский, по законодательству России Крым – российский.

– А лично вы как считаете?

– Я считаю так, как по закону одного государства и другого.

И задавайте этот вопрос тем, кто отдавал Крым в 2014 году. Думайте о целостности Украины внутри Украины, а не в Приднестровье. Я уже говорил эту фразу: это "вопрос не по зарплате", и вопрос весьма некорректный.

СЕРГЕЙ СИДОРЕНКО

 
Количество просмотров:
603
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.