16 Июня 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
На устах
Правящая коалиция: дефицит диалога, дымовые завесы и непрозрачность
08.04.2019

„Послевыборная ситуация продемонстрировала различные модели диалога прошедших в парламент политформирований между собой и с обществом. Некоторые из этих моделей являются новыми, другие – традиционными, третьи – неожиданными, некоторые из них рассчитаны на невиданную доселе прозрачность, другие – на дымовые завесы и практически полную непрозрачность...”

Всё в руках ПСРМ, мяч – на её поле, но она неожиданно мало общается

На данном этапе молдавских послевыборных реалий Партия социалистов обладает наибольшим количеством инструментов для того, чтобы направить ситуацию в ту или иную сторону: соответственно, к формированию мажоритарной коалиции или к досрочным выборам. И не только из-за того, что именно ПСРМ имеет наибольшее количество мандатов в новом парламенте, что даёт ей приоритетное право на инициативы по определению формата будущей власти. Гораздо важнее то, что если существует реальная возможность создания мажоритарных, легальных и легитимных, официально оформленных или неофициальных коалиций, то они могут появиться только при участии социалистов: ПСРМ–ДПМ или ПСРМ–ACUM. Формат ДПМ–ACUM был, есть и останется исключённым из числа всех теоретически возможных конфигураций.

До сих пор ПСРМ практически не реализовала свой стартовый потенциал, и трудно оценить, продиктована ли эта ситуация, неестественная для партии с самым высоким рейтингом в стране, политической мудростью, политической осторожностью, политическим страхом или всеми этими элементами политического поведения. Таким образом, на протяжении более чем одного месяца ПСРМ была скорее застенчивой, чем смелой, скорее пассивной, чем активной в рамках диалога по поводу будущей власти. Например, в течение всего этого времени ПСРМ делегировала на многие и самые разные теледебаты лишь одного человека – юриста политформирования, который часто пользовался привилегией права сказать: „я всего лишь юрист, ситуация мне известна только с этой точки зрения”. В отличие от предыдущих периодов и даже лет, когда представители ПСРМ были широко представлены и громко заявляли о своей позиции везде, куда их приглашали. Соответственно, этим путём, а также посредством пресс-конференций, ПСРМ не сказала почти ничего. Например, нельзя рассматривать в качестве реального политического послания направленное Блоку ACUM приглашение к дискуссии, которая должна была состояться в штаб-квартире ПСРМ. Похоже, это был неуклюжий жест, либо он был специально запланированным таким образом, чтобы приглашение отвергли, а почему это было сделано, покажет история.

Единственная вразумительная вещь, сказанная ПСРМ до сих пор, заключается в том, что „цель в виде нахождения решений для формирования власти в Республики Молдова... не может быть достигнута любой политической ценой для политформирования, а также не может расходиться с основными задачами ПСРМ”. Заявление имело и чётко высказанное, даже смелое логическое завершение, ответственность за которое до сих пор не взяли на себя другие политические игроки, представленные в новом парламенте: „Если в ближайшее время продвинуться вперёд по этим вопросам не удастся, то ПСРМ не видит иного решения, кроме организации и проведения досрочных парламентских выборов”. До сих пор три политические силы лишь обвиняли друг друга в том, что они преследую цель в виде досрочных выборов, „которые окажут катастрофическое влияние на положение страны и на бедных людей... ”. И вот, ПСРМ предпочла перепрыгнуть через несколько этапов диалога, вызвать на себя наибольший огонь, возможный на данный момент, вместо того, чтобы подробнее и вразумительнее рассказать о своём видении послевыборных сценариев.

Не исключено, что это является одним из элементов общения, очень чётким сигналом, адресованным ДПМ, своего рода политическим „шантажом” с целью получения как можно больших преимуществ, в том числе в виде желаемых должностей. Это в том случае, если ДПМ и ПСРМ в самом деле уже ведут закулисные переговоры о распределении важных должностей, в том числе должности генерального прокурора. Сигнал одинаково актуален и в том случае, если эти партии только готовятся к переговорам.

Большее количество ещё более чётких идей ПСРМ сможет публично озвучить на этой неделе, после заседания Политического исполнительного комитета партии или, возможно, ещё раньше, после возвращения президента Игоря Додона и лидера ПСРМ Зинаиды Гречаный из Москвы, если соответствуют истине заявления прессы о факте и целях их поездки. До тех пор, пока с её стороны будет присутствовать более активный диалог с другими парламентскими партиями, со своими избирателями и с обществом в целом, ПСРМ формально сохраняет мяч на своём поле и все инструменты, определяющие судьбу будущей власти, в своих руках. Но у неё остаётся очень мало времени, чтобы показать, способна ли она распорядиться этими инструментами, или общество вправе отнять их у неё, не исключено – раз и навсегда.

ДПМ остаётся сторонницей популистской коммуникации, политических заговоров и дымовых завес

Несмотря на то, что она обладает не наибольшим количеством мандатов, ДПМ ведёт себя так, будто она в одиночку играет на постэлекторальном поле, и ей вообще не интересны „мяч и инструменты” других. Это напоминает анекдот, в котором свекровь предупреждает новоиспечённую невестку, что та может к ней приближаться, но осторожно, только если увидит, что у свекрови узел на головном платке находится на затылке. Но не дай Бог к ней приблизиться, если узел повязан на лбу. На что невестка отвечает: „А ты, мама, если придёшь домой и увидишь меня накрашенной и принарядившейся, сидящей нога на ногу и с сигаретой во рту, знай, что мне плевать, где у тебя узел на платке...”. Похоже, ДПМ считает, что у имеются есть две политические силы, которые желали бы стать её свекровью.

ДПМ продолжает вести себя так, как вела себя на выборах, когда она сознательно путала понятие „правящая партия” с понятием „один из претендентов на эту роль”. Так, Демпартия продолжает проталкивать проекты, преимущественно социальные, повышать зарплаты, пенсии и пособия, даже если впоследствии окажется, что государственному бюджету был нанесён серьёзный ущерб, особенно в отсутствие внешних финансовых вливаний. По сути, это популистское поведение, которое пользуется успехом среди населения. Оно же является единственным способом реального диалога с обществом и, косвенно, с двумя остальными политическими игроками.

В остальном ДПМ остаётся сторонницей политических заговоров и дымовых завес, которые принесли ей много дивидендов в предыдущих случаях ведения переговоров по поводу правящего большинства. Публичные заявления относительно будущих послевыборных сценариев делаются скорее с целью скрыть то, что думает и замышляет партия в сложившейся ситуации. В самом деле, ДПМ, видимо, считает, что среди политического класса и в молдавском обществе в целом полным-полно наивных людей, если она продолжает заявлять нам, что ей не интересны должности, и она не обсуждала их даже внутри партии – после того, как перед выборами Демпартия позаботилась о том, чтобы назначить своих людей в руководство и даже в состав практически всех контролирующих и регулирующих учреждений страны. Или что мы должны серьёзно относиться к повторному приглашению к дискуссии, направленному Блоку ACUM, задолго до которого, как и после которого, ДПМ относилась и относится к ACUM как к смертельному врагу и „предателю Родины”.

ДПМ по-прежнему игнорирует теледискуссии по поводу будущей власти. Она игнорирует их полностью, хотя и раньше предпочитала делегировать своих представителей, прежде всего, на собственные телеканалы. Очень узким был и круг лиц, наделённых правом выступать от имени партии. После выборов ДПМ практически не участвовала в публичных дискуссиях, даже на собственных телеканалах, которые, как правило, проводят „дебаты” с участием только одной точки зрения – точки зрения демократов. Позицию партии можно понять только из выступлений некоторых аналитиков, приближённых к этим телеканалам, и из позиции целой армии „троллей”, аффилированных с ДПМ. Например, из этих косвенных источников можно сделать вывод, что ДПМ была бы согласна или даже желает альянса с ПСРМ, что ей никогда и в голову не приходило сблизиться к ACUM, и что у неё начинается истерика, когда кто-то допускает сближение между ПСРМ и ACUM. (Кстати, не исключено, что „мнения”, оставленные некоторыми из них по поводу данного аналитического материала, подтверждят справедливость этой идеи). Выведенные варианты как нельзя более очевидны для общественности, более-менее разбирающейся в вопросах политической информации, но неясно, почему ДПМ избегает или отказывается напрямую и честно общаться с прессой и обществом? Элементом этого стиля является возврат к практике ограничения доступа некоторым СМИ на публичные мероприятия ДПМ, а также отказ от участия в публичных дискуссиях. Один из ответов может заключаться в том, что в рамках своей коммуникации ДПМ продолжает делать ставку на закулисные игры, политические заговоры и дымовые в парламенте завесы. Эта тактика может принести ей выгоды, как приносила до сих пор, но появление в парламенте политической силы, продвигающей максимально прозрачный политический диалог, с широким участием прессы и общественности в целом, сокращает зону комфорта для Демократической партии, а также значимые последствия её традиционного политического поведения. Возможно, в новых условиях общество больше не согласится покорно слушать, как это было до сих пор, теоретические рассуждения „о принципах и ценностях”, которыми вскармливали ее на протяжении многих месяцев политики непрозрачных переговоров, а позднее выяснялось, что они совместно „приватизировали” всё, что летает в этой стране, в том числе то, что „приватизировать” незаконно и даже уголовно наказуемо. Быть может, общество придёт к тому, чтобы рассматривать такое непрозрачное поведение в качестве представляющего реальную социальную угрозу.

Отдельные представители ACUM более последовательны в процессе общения, чем блок в целом

Блок ACUM разрушил шаблоны послевыборного политического диалога между партиями, получившими мандаты в парламенте. Он не согласен на дискуссии и переговоры того типа, который практиковался до сих пор, во все годы независимости Республики Молдова, то есть переговоры непрозрачные, без надзора со стороны прессы и общества. По мнению блока, дискуссии и переговоры могут проходить не „в партийных офисах”, не „в ходе конспиративных  чаепитий”, а исключительно в здании парламента и в присутствии прессы, то есть „на парламентской платформе”. Это – новая модель, которая не может не нравиться прессе и обществу, но она, конечно же, не нравится другим парламентским политическим силам, привыкшим отделять коммуникацию во время избирательной кампании: публичную, даже чрезмерную – от коммуникации после выборов: непрозрачной, конспиративной – которая позволяла им начинать использовать те преимущества, которые предоставляет им статус парламентских партий.

И это тоже является определённого рода популизмом, который ACUM оправдывает тем, что он называет „необходимостью освобождения захваченного государства”. Отсутствие прогресса в процессе создания новой власти можно объяснить и неспособностью, а скорее нежеланием двух других политформирований принять предложенный ACUM способ общения, а также недостаточной готовностью блока продвигать собственные идеи.

Предложенный ACUM способ общения весьма популярен в обществе, в том числе по причине организации большого числа публичных мероприятий и участия его представителей в публичных дебатах, организуемых радиостанциями и телеканалами всех ориентаций. Но эффективность этого способа снижается из-за ряда недостатков и несоответствий, совершённых до сих пор в отношении двух других крупных парламентских игроков. По крайней мере, до сих пор отношение к ним было одинаковым, хотя от них ждут совершенно разной реакции. Блок ведёт себя правильно, с точки зрения своих целей, с ДПМ, которую он обвиняет во всех грехах, но непоследовательно с ПСРМ, от которой он желает получить поддержку, решающую для достижения названных целей. Основной недостаток в общении с ПСРМ заключается в том, что блок не пригласил к диалогу всю фракцию ПСРМ, до сих пор подменяя её расплывчатыми формулировками типа „приглашаем „добропорядочных” депутатов, „не находящихся под олигархическим контролем”” и т.д.

Складывается впечатление, что сам блок ACUM пока только осваивает собственный стиль общения и ещё (или уже) не создал стабильный центр разработки и координации собственных действий. Это впечатление подпитывается и тем фактом, что в ходе публичных дискуссий ряд представителей блока высказывают более последовательные и реалистичные идеи, чем те, которые озвучиваются от имени блока в целом, в том числе по поводу диалога с ПСРМ. А некоторые приближённые к блоку лица делают заявления, способные окончательно закрыть пути для диалога между ACUM и ПСРМ. Если процедура выявления истинной позиции ДПМ путём расшифровки месседжей, озвучиваемых на аффилированных с этой партией телеканалах, важна, то почему она не может быть важна в случае месседжей, озвучиваемых на телеканалах, аффилированных с ACUM?

ACUM вынужден учиться на ходу, на собственных ошибках, а время, как и в случае с ПСРМ, работает против него. Демпартия находится в более дружеских отношениях со временем до тех пор, пока она единолично владеет всеми инструментами, касающимися государственных дел.

На самом деле, демаркационная линия между обозначенными выше коммуникационными моделями, как и между теми несколькими послевыборными сценариями, обсуждаемыми на сегодняшний день, проходит через идею „захваченного государства”, настойчиво продвигаемую блоком ACUM, и столь же настойчиво отвергаемую теми политическими силами, которые подозреваются в этом „захвате". Соответственно, если идея теперь будет открыто поддержана ПСРМ, которая ранее озвучивала подобные идеи, то в Молдове будет один результат выборов от 24 февраля, если же нет, то нас ждёт иной результат, в основном известный. Tertium non datur.

Валериу Василикэ, IPN


 
Количество просмотров:
287
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.