19 Мая 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Андрей Айдов. Через разработанную нами платформу MPay прошло уже 7 миллиардов леев
23.04.2019

Проект «Вне времени». Интервью с Андреем Айдовым, директором компании Q Systems. У интервью должен был быть другой заголовок. Но его не удавалось сократить, поэтому пришлось переместить его в лид. А заголовок был такой: «И тогда люди Клинтона сказали моему партнеру: «Если Горбачев будет в проекте, то он согласится».

В кабинете Андрея Айдова всегда стоит бутылка виски, которая формально считается «моей». Когда она заканчивается, то появляется другая. Поскольку встреча по традиции началась с кофе и виски, то появилась идея сделать интервью как серию баек из жизни Q Systems и Андрея. Но в итоге – это просто история компании Q Systems. Иногда никакие байки не сравняются с «просто историей».

Андрей, с чего начнем? 

Начни с того, что все началось с того, что я стал жертвой перестройки. (Для читателей младше определенного возраста. «Перестройка» - период в истории СССР, когда к власти пришел Михаил Горбачев, и жить стало гораздо веселее, чем раньше. После этого периода СССР, как известно, распался)

Если я не ошибаюсь, то страдал  ты еще не в Молдове, ты же сам родился….

Я родился на берегах самой большой европейской реки – Волги, в городе Саратове. Без всякого блата поступил в Москве в 1983 году в Московский институт управления. По всей логике вещей того времени я предполагал, что стану директором СССР. Но диплом я получил тогда, когда СССР распался, и, неожиданно для себя, я оказался в начале 90-х годов в Одессе.

Начинает напоминать Ильфа и Петрова. Остап тоже во всех странствиях тяготел к южным губерниям…

Я тебе более того скажу. Родившись на Волге и отучившись в Москве, я в 1991 году получил гражданство Украины и сохраняю его до сих пор. В Одессе я начал не с «рогов и копыт», а с того, что возглавил бюро автоматизации на одном из Одесских предприятий и предложил уволить всех бухгалтеров. Зачем они, когда на смену пришли стальные кони-компьютеры?

Стой, стой. В 90-е годы персональные компьютеры только появились. Тогда умение вставлять дискету в дисковод уже приравнивалось к магии первого разряда. Откуда у выпускника института управления знание компьютеров, вас же нефтепроводами учили управлять, или еще чем-то помасштабнее…

Если подумать, то всю мою будущую жизнь определила классическая студенческая лень. Или студенческая хитрость, как не ходить на лекции и при этом сдавать экзамены. Тогда, в 80-е годы, персоналок еще не было. ЭВМ работали на перфокартах. Добиться от ЭВМ результата выглядело не проще, чем индейцам помолиться небу и вызвать дождь. Но мы с приятелем довольно быстро разобрались в программировании и, естественно, тут же начали писать программы сначала для сокурсников. Как минимум, за ужин. Потом мы внезапно поняли всю потенциальную сладость наших умений. Почти каждый преподаватель тогда хотел казаться прогрессивным и как-то связать свой предмет с набиравшими моду ЭВМ. И мы принялись предлагать и строчить по каждому предмету какие-то «программульки». Вплоть до психологии. Разве что по Истории КПСС программ не писали. В итоге мы попали в ранг самых желаемых студентов. Нас освобождали от лекций, а зачеты мы сдавали автоматом и ехали раньше всех на каникулы. Вот тогда я и понял, как хорошо быть «айтишником». Все от тебя зависят, и никто не понимает, что ты делаешь. 

Возвращаемся в Одессу. Удалось тебе, юному специалисту, уволить хоть половину бухгалтеров?

Нет. Уволили меня. В 93 или 94, не помню, предприятие закрылось, и я остался без работы. Но ненадолго. Я перебрался в Молдову. 

А как бывшего россиянина, а теперь украинца из Одессы занесло в Молдову? Все обычно стремятся к морю, а ты от моря…

В Москве я учился вместе с выдающимся молдаванином Виорелом Цопой. Сейчас он фигура умолчания, но в 90-е годы был перспективным банковским работником в Молдове. И когда говорю выдающийся, то это без всякой иронии. Например, одну из курсовых работ он сделал на латыни, потому что, на каком другом языке её делать, если она посвящена Древнему Риму? А от французского языка его освободил сам преподаватель. Мотив был такой: «Виорел, давайте вы не будете посещать мои занятия, я не хочу на вашем фоне краснеть за свой французский». 

И?

И, благодаря Виорелу, я оказался в Молдове. Остался здесь. Он в 1995 году познакомил меня с Игорем Алейновым, тогда директором крупнейшего импортера нефтепродуктов АС Петрол. Я обещал Игорю, что я напишу ему программу по бухгалтерскому учету. Открыл дверь бухгалтерии в АС Петрол, увидел там свою будущую жену, и вот задержался в Молдове уже почти на 25 лет. 

Тогда я примерно начинаю понимать, как Q Systems стал компанией с продуктами для банков и платежных систем. После АС Петрол, наверное, был Banca de Economii?

Сначала Mobiasbanca. Я написал софт для валютного департамента. Это, наверное, был первый такой софт на просторах бывшего СССР. А в 1999 году я возглавил IT-департамент BEM-a. Когда я туда пришел, там были еще старые советские банковские системы на файловом обмене. Так что мы практически с нуля занялись автоматизацией банка. К концу моей работы в BEM у нас, опять же первых в экс-СССР, работал онлайн-банкинг. Не путай его с интернет-банкингом, до этого тогда было еще очень далеко, платежи в Нацбанк отправлялись просто несколько раз в день. Но в рамках системы банка мы сделали так, что деньги со счета в Дрокии на счет в Бельцах зачислялись в ту же секунду. 

Блин, Андрей, ну почему молдаване были впереди всех и теперь отстали?

А кто тебе сказал, что отстали? Вот это меня иногда страшно злит. Мы не знаем, что можем, и натягиваем на самих себя комплекс провинциалов и неудачников. Ты знаешь, что сейчас Q Systems выиграл тендеры у ведущих компаний мира в разработке платежной системы по денежным переводам для национального банка Армении и Таджикистана? А заруба там была серьезная, контракт не бесплатный. И никто не смог конкурировать с нашими разработками. Я сейчас не за себя хвастаюсь, мне за державу обидно. Мы отстаем только тогда, когда даем другим убедить нас в этом…

Еще спрошу тебя про это. Ты был сотрудником банка. Когда ты решился уйти в самостоятельное плавание?

11 сентября 2001 года. Несложно было запомнить такую дату. Я пишу заявление об увольнении, и вдруг тут такое показывают по телевизору. Самолеты взрываются, небоскребы горят, и я сижу у начальника отдела кадров и пишу увольнительную. 

Почему? В банке вроде ты реализовал себя полностью. Зарплата, уверен, была высокой. И тепло и спокойно. 

Поменялось руководство банка. До этого момента мне ставили амбициозные цели, и я их выполнял. А тут целей вмиг больше не оказалось. Стало неинтересно. И не только мне, но и костяку команды. Вот мы и ушли все. И создали Q Systems. Причем с банком мы поступили крайне корректно. Еще достаточно долго поддерживали все наши продукты, пока новые сотрудники не были готовы самостоятельно работать. 

Что у вас было на тот момент за душой?

25 октября 2001 года, когда был создан Q Systems, денег за душой особо не было. Зато был уникальный опыт создания банковских продуктов. Не в малой степени за счет IT BEM из банка на грани банкротства вырвался тогда в лидеры. Фактически поменялось представление о банковском менеджменте. Мы впервые внедрили систему денежных переводов «Молдова Экспресс», по-другому заработали кассы банка, мы убрали бумагу, устранили воровство кассиров, которого хватало в те годы. Так что когда мы вышли на рынок и заново переписали все свои продукты (здесь мы тоже поступили корректно, мы заново создали код), то мы были нарасхват. Все банки хотели получить, благодаря нам, конкурентное преимущество. И не только в Молдове. Могу тебе сказать, что в 2006 году “Интернет-банк” и платежный шлюз для кредитной системы Тинькова писал Q Systems. И первым IT-директором у Тинькова был мой коллега из молдавского банка, которого я порекомендовал в структуру Тинькова. 

Сегодня Q Systems – компания с иностранным капиталом. Где была точка перехода? 

В какой-то момент мы стали сотрудничать с российским представителем одной американской платежной системы. Они увидели в нас свое будущее, и мы открыли предприятие в Великобритании - QSystems Global. В качестве своего вклада я инкорпорировал туда свой молдавский Q Systems.

Это открыло новые горизонты? 

Да. Фактически мы стали как ИТ-лаборатория в холдинге. Участвовали в ряде проектов с мировыми лидерами на всех континентах. Например, в нашу платежную платформу мы интегрировали American Express и «Российскую почту». До этого весь оборот American Express в России, а это было больше двух миллиардов долларов, шел на бумаге. 

Мы работали с самым большим процессинговым центром Китая, один миллиард триста миллионов картодержателей. И тоже решили проблему интеграции P2P переводов из кэша на карточные счета. Основная трудность работы с Китаем была в транслитерации имен. В итоге нам пришлось купить базу составных частей китайских имен. Совместно с Академией наук России мы сделали алгоритм перевода латинской графики имен на мандарин, официальный китайский язык, на котором оформляются платежные документы. 

Тогда почему вы еще не….

Почему мы еще не миллиардеры? Ты это хотел спросить? Я потому и сказал «лаборатория». Представь себе, что ты медицинская лаборатория и изобрел, например, формулу счастья. Это же не значит, что именно твоя корпорация станет лидером рынка. Все-таки мы «айтишники», это наша специализация.

А что «лаборатория» Q Systems делала последнее время в Молдове? Или только работа на внешние рынки? 

В Молдове наш ведущий проект – это правительственная услуга электронных платежей MPay. Со времени ее создания через нее прошло трансферов больше, чем на 7 миллиардов леев. 

Расскажи чуть подробнее…

Корни растут из того же BEM-a. Я еще там столкнулся с проблемами несвоевременного поступления платежей в адрес поставщиков, например, государственных услуг. А до ГАИ в 2000-е годы вообще доходил ничтожно малый процент штрафов. Никаких актов сверки не было. Кассир банка запросто мог выдать квитанцию об уплате штрафа и оставить деньги себе. Их никто и не искал. 

Поэтому, когда в 2013 году был объявлен тендер на единую платформу платежей, то мы его выиграли, так как имели уже готовый продукт. Причем, по условиям тендера, мы должны были инвестировать в развитие системы вместе с Правительством РМ. Наш заработок сначала состоял в небольшой комиссии с платежей. Поэтому, когда через систему в 2013 году прошло 25 000 леев, а в 2014 – 57 000 леев, то мы были в убытках. Но в итоге MPay доказал свою целесообразность. Теперь оборот миллиардный. Мы уже зарабатываем не процент, а прсто поддерживаем систему. Проверка Счетной палаты в 2018 году (полгода!) показала, что не пропало ни единого бануца за 5 лет, и деньги попадают в бюджет день в день. Такой системы нет ни в СНГ, ни даже в Румынии и ряде стран Европы. 

Давай про то, чем могут гордиться молдаване, и хоть пару баек, чтобы оправдать виски во время интервью…

Три года назад мы стали поставщиками решений в части денежных переводов для Национальных банков. Армения и Таджикистан. Наше решение оказалось единственным в мире, соответствующим рекомендациям Мирового банка. В этих тендерах мы обошли ведущие интернациональные компании. Я, опять же, не хвастаюсь. Я бы просто очень хотел, чтобы молдаване поверили в свою возможность создавать глобальные решения на уровне мировых стандартов. 

Все, хватит про IT. Помнишь, ты мне рассказывал байку про своего партнера, Билла Клинтона, Софи Лорен, Горбачева, но у меня в голове всё спуталось в какую-то оперу…

Так это и была опера, точнее музыкальная сказка. Мой партнер в какой-то момент стал владельцем Российского национального оркестра. Они, в том числе, были исполнителями музыкальной сказки Прокофьева «Петя и волк». А сказка, между прочим, про борьбу с империалистическим волком. А на дворе только прошла перестройка и потепление отношений с США. 

В общем, слово за слово, но каким-то образом мой партнер был знаком то ли с сыном, то ли с внуком Софи Лорен. И предложил ей участие в обновленной версии сказки, уже с новым текстом. Лорен согласилась. Тогда следующий шаг. «Софи, а кого вы бы видели в качестве вашего партнера для мужской роли?» Она подумала и ответила: «Подошел бы Билл Клинтон. Я его знаю и предложу ему участие». Клинтон неожиданно быстро согласился. Мой партнер уже радостно потер руки, это успех – участие таких персон. Вдруг звонок из команды Клинтона. «Господин Клинтон не сможет принять участие в проекте, он носит слишком развлекательный характер».  

Но партнер мой из России. После паузы на раздумья, он перезванивает американцам: «А если в проекте будет и Михаил Горбачев?» Вот она, челночная дипломатия. На Горбачева команда Клинтона согласилась. Теперь оставалось уговорить Михаила Сергеевича. Тот согласился, но при условии – не петь и говорить на русском. В итоге ему написали специальный вступительный текст. 

Постановка состоялась. Более того. Ей дали в тот год премию «Грэмми». И мой партнер получил ее как продюсер. Так что мир IT полон приключений. Если считать меня за второе рукопожатие, то ты прямо сейчас можешь познакомиться с Клинтоном, Горбачевым и Софи Лорен. Семи рукопожатий для «айтишников» уже не нужно. 

ПАВЕЛ ЗИНГАН

 
Количество просмотров:
857
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.