21 Августа 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Главная
Марк Ткачук – человек в никуда
13.08.2019

«Партия коллективного действия – Гражданский конгресс»… «Многабуков», как сказал бы интернет-юзер моей бурной молодости. Much ado about nothing — вспомнил бы ококультурный субъект известную пословицу, взятую классиком в качестве названия своей пьесы. И добавил бы другую жемчужину английской мудрости – The empty dishes makes the loudest noice.

Человек, обозвавший свой проект столь длинно и туманно, в ответ на ремарку сторонников молдавских социалистов о том, что неспроста, мол, все это затеяно, и не стоит ли за этим Влад, свет Георгич Плахотнюк, – тут же решил блеснуть умом и резко осадил «зарвавшихся ПСРМ-овцев». Не ревнуйте, мол, вруны, мы вас типа круче. Сами вы с Плахотнюком якшаетесь, и на других, поэтому, не пеняйте.

Резко и… банально. А, главное, провокационно для пытливых умов и носителей большого объема оперативной памяти. Потому что в ответ на подобные выпады Марку Ткачуку можно много чего вспомнить.

Помогла отцовская протекция

Кумэтризм это, непотизм, случай ли, — пусть решают историки, — но Марк Евгеньевич мог бы и не попасть «в верхи» при Воронине, не будь его отец, светлой памяти Евгений Маркович Ткачук, редактором партийного издания, газеты «Коммунист». Наш же историк, – настоящий, дипломированный! – видимо, решил, что историю пишут победители, поэтому в начале 2000-х примкнул к набиравшей тогда популярность в народе ПКРМ, взяв курс на положение главного идеолога этого политформирования. Да, Марк Ткачук — не человек из ниоткуда. Правда, в виду характера действий и их исхода впору назвать его по аналогии — человеком в никуда.

Итак, духовное родство с левыми течениями помогло Ткачуку влиться в ряды новой для него структуры – в начале 90-х в Петербурге он не только прилежно учился в аспирантуре Института истории материальной культуры Российской академии наук, но и участвовал в демонстрациях ультралевой Конфедерации Анархо-Синдикалистов и, по собственному признанию, даже дрался на этой почве с милицией.

Но вернемся к ПКРМ Владимир Воронин был тогда в самой силе и большом авторитете, поэтому идея подсидеть его была лишена всякого смысла. Да и не мог тогда Марк Евгеньевич, новый в тех рядах человек, претендовать на место лидера партии. И, как показали последующие годы, судя по всему, и не хотел, предпочитая роль Полония за портьерой.

В этот период Марк Ткачук, уже несколько лет как ректор университета «Высшая антропологическая школа», активно пополняет ряды ПКРМ и Комсомола своими студентами и молодыми коллегами. Левые идеи находят явно позитивный оклик среди молодежи, вне зависимости от национальной принадлежности. Ореол пылкого революционерства витает на собраниях и акциях этих групп лиц. Что ж, оставим кесарю кесарево, а громкие идеи – молодежи, пожелав ей при этом не быть заложниками чьих-то личных интересов.

Доступ к телу

Тот факт, что Ткачук долгие годы был едва ли не главным доверенным лицом Воронина, злые языки называют основой процессов, приведших в итоге к приходу во власть Владимира Плахотнюка, дождавшегося своей очереди в середине 2010-х после того, как страну до основания расшатали Владимир Филат, Михай Гимпу и иже с ними.

Но пока что нас интересует год 2003-й, роковой для Молдовы, когда официальный Кишинев в лице резидента Воронина отказался подписывать меморандум Дмитрия Козака о создании асиметричной федерации. Если бы этот документ был подписан руководителями в Кишиневе и Тирасполе, то Приднестровье уже давно было бы реальной, а не номинальной частью РМ, и регион получил бы шанс на мир и стабильность.

После того, как Воронин в последний момент отказался ставить свою подпись, а Козак и вслед за ним Дмитрий Рогозин в разное время обмолвились о «волосатой руке» Штатов в лице ее дипломатов, – по стране и за ее пределами поползли слухи, что между главой молдавского государства и Посольством США в те дни бегал в мыле ни кто иной, как Марк Евгеньевич, уговаривая Владимира Николаевича сдать назад. Клевета, скажут многие, но найдутся и те, что возразит им, правда, лишь с помощью косвенных доказательств.

С тех пор ПКРМ взяла крен в сторону Евросоюза, растеряв при этом немалую часть своих сторонников. Но даже «евроинтегрированный» Воронин (в таких случаях лидеров воодушевляют советники, основным из которых, как мы помним, и был Ткачук) был не по вкусу Западу. Слишком самостоятельный. Даже после отказа подписать меморандум Козака. Даже со счетами в заграничных банках. Слишком…

… Год 2009-й, апрель. Коллективный Запад говорит «огонь», и в здания парламента и администрации президента летят камни. Даже пацифизм Воронина в отношении погромщиков не спасает ПКРМ от отсутствия возможности получить «золотой голос» и избрать президента – все уже было спланировано заранее, и каждому была отведена своя роль. Правда, несмотря на публичные признания Владимира Николаевича, сделанные им спустя три года, о том, что Серафим Урекян отказал ему в предложении возглавить страну, – вот уже 10 лет в Молдове говорят о том, что к штабу ЦК ПКРМ чуть ли не очереди стояли из числа тех депутатов, кто жаждал продать заветный голос. Те же носители слухов утверждают, что именно Ткачук был тем, кто внушил Воронину мысль идти на досрочные парламентские выборы (то есть, не волноваться о «золотом голосе»), и тогда, мол, этих голосов будет у него, «как грязи». Откуда же их ждать? Элементарно – ПКРМ наберет порядка 80 мандатов!

Что произошло на самом деле, мы знаем – мандатов оказалось 48, и коммунисты, не сумев договориться (с чего вдруг?!) даже с жаждавшим президентства Дмитрием Дьяковым, ушли в оппозицию.

«Перманентный революционер»

Вот тут-то Марк Евгеньевич сотоварищи и разошелся по-полной! Многие из нас до сих пор поминают недобрым словом частые в начале 2010-х протесты ПКРМ в любое время года. Та часть населения, что стояла на правильных позициях, искренне надеялась, что с каждым разом сторонников свержения ненавистных «нациков» будет становиться все больше и больше, а новые баловни судьбы сбегут из своих кресел за границу – и страна заживет припеваючи при вернувшихся к рулю коммунистах!

Думающие же граждане, вне зависимости от их политических убеждений, понимала, что маршированием пенсионеров и почти детей никого, увы, не запугаешь. Особенно тех, кто давал указания опаивать и обкуривать вузовские гитлерюгенды перед тем, как отправлять их штурм парламента и президентского дворца.

Вся эта история закончилась «караоке» в исполнении Владимира Николаевича, опьяненного обилием народа (то было вначале, а к середине шествия разочарованные граждане принялись расходиться по домам), и стыдом ближайшего окружения экс-президента РМ. Стыдом за то, что изрядно растерявшая сторонников «непримиримая оппозиция» пришла к столь жалкому итогу.

За все это время Ткачук успел укрепить ряды ПКРМ своими сторонниками – как в парламенте и центральных органах партии, так и в «первичках». Он часто выступал перед прессой, публиковал материалы политического содержания – одним словом, делал все, чтобы быть как можно более заметным. «Пылкие» протесты с «кубинской» риторикой и нулевым итогом, организованные с его, Ткачука, подачи, повлияли на то, что когорта «младокоммунистов» занялась хоть каким-то делом, став более слаженным «организмом в организме». Но те же протесты, в итоге, привели к тому, что большая часть жителей Молдовы навсегда разуверилась в результативности массовых акций и вообще в роли народа в решениях государственного масштаба.

Катализатор раскола

У всех этих процессов была и друга сторона медали – отпочковывание многих видных членов ПКРМ и беспартийных участников команды Воронина. Многие из них, покинувшие Владимира Николаевича сотоварищи после 2009 года, в разное время заявляли, что совершили этот шаг из-за разногласий с Марком Ткачуком. Уж не припомню, говорили ли нечто подобное Игорь Додон и Зинаида Гречаная накануне своего разрыва с коммунистами, но в 2011 году было много разговоров и полунамеков в официальных заявлениях о том, что ПКРМ, сперва выдвинув Додона кандидатом в мэры Кишинева, затем попросту забыла о его избирательной кампании, не поддерживая и полусловом где бы то ни было. Уход молодого и амбициозного Додона и влиятельной, опытной Гречаной из ПКРМ и последущее их вливание в малочисленную и аморфную тогда Партию социалистов спровоцировали фактический раскол коммунистов, из числа которых многие в течение последующего года мигрировали к социалистам и нашли там себе неплохое применение. Иными словами, из ПКРМ в ПСРМ, – фактически к Додону, – ушли те, кто хотел продолжения борьбы с олигархически-националистической властью и не желал, чтобы это стремление сдерживал кто-либо, будь он хоть трижды серый кардинал.

Если проанализировать все эти и другие события, то становится очевидным – шаг за шагом Марк Ткачук уводил ПКРМ и Воронина от изначально заданной траектории – развития отношений с историческими партнерами, в частности, с Россией, и кренил правящую партию аккурат в сторону интересов Запада вплоть до окончательного фиаско молдавских коммунистов, ставших никому не нужными.

Ну а к 2014 году дело было фактически сделано – Воронин на фоне ослабевания своих рядов был вынужден кулуарно заигрывать с Плахотнюком, и Ткачук в этом уравне оказался не нужен.

Зато он решил, что нужен стране сегодня, буквально здесь и сейчас, когда другие политики выгнали Плахотнюка из Молдовы. Причем, настолько нужен, что частично собрал прежнюю свою команду, чтобы создать новое политформирование с длинным и трудновоспринимаемым названием. Чью волу исполняет Марк Евгеньевич сегодня, свою или неких иных лиц? Ответы – хоть и убийцы вопросов, но рано или поздно могут быть даны. Правда, вот кто будет ими доволен?..

Самсон ВРЕДНЫЙ


 
Количество просмотров:
422
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.