17 Февраля 2020
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Виталий Татару. Как решать задачи для Тинькова и BNP Paribas
10.12.2019

Интервью с Виталием Татару, Founder & Managing Partner в AC Tech. Рубрика Be great together powered by Tekwill

Виталий, первым вопросом  предлагаю зацепить аудиторию, а потом начнем раскручивать клубок. Не ошибаюсь ли я, когда считаю, что ты стоял у истоков трех «digital банков» в России, один из которых – это банк Тинькова?

Почти. Банков действительно было три, но второй по счету был проект для Сбербанка и BNP Paribas, и там задача была о создании новой банковской единицы. А вот Тиньков и, позже, Touch банк, они были полностью «цифровыми».

А родился ты в Тараклийском районе…

Село Хыртоп.

Вот теперь и давай раскручивать клубок, как молдаванин из Хыртопа создавал сложнейшие финтех продукты в России…

Боюсь, что история будут монотонная и больше похожа на CV…

Это тебе она кажется монотонной. Рассказывай…

В 1990 я окончил Кишиневский Университет, но к тому времени я уже работал в институте математики, моя специальность компьютеры и прикладная математика. Даже начал писать кандидатскую по теме «Конвейерные вычисления и искусственный интеллект». Правда, не закончил…

Два года проработал на «Coca Cola» как ИТ менеджер, потом год – директором департамента ИТ в Banca de Economii и потом, почти десять лет, до 2006 года – директором ИТ департамента Victoriabank.

И потом – Москва, Тиньков? Как он тебя нашел в Кишиневе?

Он нашел меня в Москве и был еще промежуточный этап. Мне тогда сделали интересное предложение уйти в консалтинг. Руководителем направления в IBM Global Business Services. Управление проектами трансформации банков. Вот уже оттуда, по рекомендации, меня пригласил на встречу Тиньков.

Насколько помню, встреча была напротив казино Golden Palace в Москве, у Олега был там офис. Тиньков тогда купил лицензию маленького Химмашбанка, и начал переделывать его в полностью цифровой банк. Он искал ИТ директора по запуску, особенного опыта в России ни у кого не было. Ему порекомендовали меня. Первая встреча была короткая, минут пять. Он рассказал, как у него все устроено, что «есть у меня доверенные люди, они вокруг, как планеты, а я  – Солнце» и отправил меня думать. На второй день мне позвонили и предложили стать директором проекта с прицелом на позицию Chief Information Officer.

Ты согласился?

Да. Работа была в очень жестком ритме. Тиньков его отлично умеет задавать. Он иногда делает вид, что типа «я – не и не менеджер, и не бизнесмен», но на самом деле он умный, жесткий и требовательный предприниматель. За три месяца мы уже заменили АБС и запустили первую карту. Потенциальный клиент заполнял заявку на базе анкеты, мы сканировали заявку и высылали карты почтой России. Уже потом законодательство чуть ужесточилось и мы стали работать с курьерами.

Насколько масштабна эта работа была изнутри? Снаружи мы ведь видим только оболочку, интерфейсы…

Масштаб можно определить по численности ИТ департамента в моем подчинении. Когда мы начинали проект, в первую неделю в ИТ мы наняли всего 3 человека, а когда я ушел из Тинькова, у меня в подразделении было уже 80 человек. Сейчас же в группе компаний Тинькова в ИТ около 1000 человек.

Причину ухода назовешь?

Состояние здоровья. Сейчас этих проблем нет, но тогда я не мог работать с такой нагрузкой. Но мы расстались очень по-дружески. Да и на свое место я оставил своего заместителя, и передача дел была не один день.

По идее, после банка Тинькова ты должен был войти в «золотую обойму» профессионалов?

Не знаю, как в «золотую обойму», но когда я снова приступил к работе, предложения были. Я выбрал проект BNP Paribas Personal Finance, который впоследствии превратился в совместный  банковский проект Сбербанка и группы BNP Paribas. Он был самый сложный, нужно было один банк закрывать и на его лицензию перебрасывать другой, это не был еще не digital банк, это был банк «реальный». Меня проект привлек и пять лет я проработал в этом проекте, тоже как CIO. Сейчас это “Сетелем Банк”, с названием-брэндом BNP Paribas PF, но при этом  Сбербанк владеет долей в 80%. Банк является лидером автокредитования в России, хотя начинался проект с потребкредитов.

Перед интервью я просмотрел твой профиль в LinkedIn. Там еще несколько позиций, о которых стоит упомянуть…

Да. Был второй проект «цифрового» банка – Touch Bank. Потом я успел еще поработать в финансовом холдинге Финстар, и  успел запустить еще один цифровой Банк – Binbank Digital, даже 6 месяцев проработал в Альфа банке. Вот это, наверное, был самый большой проект где я проработал – если, например, в BNP Paribas/Cetelem у меня было 330 человек, то в ИТ департаменте Альфа Банка тогда работало 2200 человек. Но я все чаще стал задумываться о собственном проекте и самостоятельной работе.

И теперь?

И теперь я учредитель и управляющий партнер трех относительно небольших компаний. Все они называются AC Tech и зарегистрированы в Москве, Кишиневе и Бухаресте. Мы занимаемся несколькими направлениями. Строим digital банки, консультируем в создании продуктового ряда и рисковых решений, выступаем как сервисная компания, с заказчиками в России, Украине и Румынии.

А свой продукт у вас есть? Или только сервисы?

Есть front end интернет и мобильного банка. Сейчас обдумываем его пилотный запуск, выбираем регион. Это может быть Украина, Румыния или Болгария.

А о Молдове не думали? А то иногда грустно смотреть на уровень молдавских банковских сервисов онлайн…

Для нас Молдова маленький рынок, как для продуктовой компании. Если уж присутствие здесь, то это, скорее, консалтинг. Но, партнеры мои убеждают, что на местный рынок стоит обратить внимание, поскольку в Молдове все тоже довольно быстро изменится. Иначе придет какой-нибудь Revolut и «закроет» собой всю сферу финансовых услуг.

Не смешно. Я за последние два дня у двоих своих знакомых видел в руках карточки Revolut. А, кстати, что ты думаешь о банковских (финансовых) перспективах Apple, Google, Facebook. Они же тоже метят в финтех?

Да, они активно это будут делать, и уже делают, но заметь, пока в партнерстве с банками – Goldman Sachs, Citigbank… Думаю, их очень жестко будут «обрезать» национальные регуляторы. Никакой Нацбанк не захочет потерять контроль над денежным обращением в своей стране.

Чтобы закончить на позитивной ноте, сколько молдаван работает у тебя в трех странах?

Не меньше половины. Человек 20-25. И, в общем, у нас интернациональная команда - такого совокупного опыта, как у нас, найти где-либо в мире трудно.

Павел ЗИНГАН


 
Количество просмотров:
331
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2020 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.