8 Апреля 2020
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Татьяна Бобейка. О «наших» в Google
17.12.2019

Интервью с Татьяной Бобейкой, менеджером support- поддержки в Google. Рубрика «Новые молдаване» при поддержке XOR

Таня, первый вопрос которым можно задать молдаванке, которая работает в офисе Google в Польше, это: «Таня, как ты оказалась в Польше, в Google?»

В Польше я оказалась в 2015 году, приехала именно на собеседование в Google. Но этому предшествовали две учебы в Прибалтике, одна незаконченная, другая доведенная до конца и год работы в Кишиневе. Хотя год работы в Кишиневе привел, скорее, к замужеству, чем к Польше.

Таня, если в Google все так сложно, как это твое короткое объяснение, то я бы не рискнул стать клиентом Google.

Все очень просто, если прочитать инструкцию, а, в моем случае, просто рассказать по порядку.

Рассказывай.

После школы я уехала учиться в Клайпеду, бизнес-администрации. Но само обучение мне показалось “недостаточно челленджинг”, грант на обучение нужно было возобновлять каждый год, в тот год на учебу наложилось много событий и я решила вернуться в Кишинев.

Гораздо более «хардкорным» вариантом мне тогда показалось трехлетнее обучение в Стокгольмской школе экономики в Риге. Другой курс, да и грант на обучение был сразу на три года, на весь срок. Прошла в Молдове серию тестов, логика, математика, английский и интервью, и отправилась в Ригу.

Гранта хватало на жизнь в Риге?

Конечно, грант покрывал не все. Зимнюю одежду на грант не купишь. Меня выручило то, что еще до отъезда в Прибалтику я работала в Кишиневе в большом колл-центре по продаже авиабилетов на Америку. Эх, была у меня тогда мечта уехать в Америку, поработать официанткой в work&travel, но вместо этого я три месяца сидела в Кишиневе, в службе поддержки. Хотя, как оказалось, это принесло две хороших вещи в мою жизнь. На заработанные тогда летом деньги я купила себе лаптоп, а в Риге оказался второй колл-центр этой компании. Так что я легко устроилась в него на работу. Правда уже продажником.

Нормально зарабатывала?

Можно было и 1000 и больше долларов в месяц. Но много пахать и нужно правильное эмоциональное состояние. Иначе, как в анекдоте, «так ты слона не продашь».

Почему не осталась в Прибалтике?

У меня всегда было и есть желание вернуться домой. Было тогда, есть, кстати, и сейчас. Я часто об этом думаю. Более того, хотя моя беременность прошла уже в Польше, но рожать я поехала в Кишинев. Мне  хотелось в этот момент оказаться дома, в Молдове.

Тем не менее, сейчас ты в Польше…

Попасть в Google – это было было искушение. Вернувшись в Кишинев я начала работать в Starnet-e. Starnet «коннектинг пипл». Именно там я познакомилась с будущим мужем. Но, сначала, мне написал коллега из университета и предложил пройти собеседование в Google, в Польше.

Какая была твоя реакция на такое предложение?

«Ты шутишь», подумала я. В Starnet меня все тогда устраивало. И я поехала на собеседование в Польшу…

Не спорю. Последовательный поступок. Бросить будущего мужа, любимый дом, Starnet наконец, и отправиться в Польшу….

Будущий муж приехал ко мне в Польшу через пять месяцев и работает сейчас в Nokia. Как поставщик оборудования для сетей. Nokia сохранила позиции.

Я, кстати, совершенно случайно был в 2015 году в Варшаве, именно в офисе Google. Но мы тогда не были знакомы, прошел бы и не знал, что здесь работает молдаванка.

В Польше три офиса Google – Варшава, Краков и Вроцлав (бывший Бреслау). Я живу и работаю во Вроцлаве и очень довольна этим. Варшава была практически стерта с лица земли во Вторую мировую волну и отстроилась в очень «совковом» стиле. А Бреслау менее  пострадал. Это такой типичный, немецкий город. С очаровательной архитектурой. Нам здесь очень нравится.

И все равно хочешь домой?

Хочу. Останавливает пока то, что здесь для сына, ему сейчас два года, гораздо больше возможностей развиваться и отдыхать тут. Вот в эти выходные… Мы сходили на «дого-терапию», поиграть с собаками, в аквапарк, на рождественский рынок, посмотреть на эльфов, да и в детский сад он пойдет по системе Монтессори. Я в Кишиневе такой ему не найду. В общем, пока между желанием и реальностью. Подруг-то в Кишиневе я слушаю, дома бываю, печалька там часто накатывает на них….

Давай про работу. По крайней мере, то, что о ней можно сказать. Я как-то хотел взять интервью у знакомой, которая работала в Google, и понял, что тут неразглашение, там неразглашение и интервью не выйдет.

Ничего разглашать из внутренней кухни не буду, конечно. Работаю с первого дня в support-e в «русской» команде. Потом уже меняла команды и рынки (СНГ, Румыния, Прибалтика). Поддержка клиентов Google в их работе с Google Ads. Опыт я набивала с самыми простыми клиентами, с такси и эвакуаторами. Потом стала работать с клиентами, у которых обороты уже тысячи объявлений. Вопросов в работе всегда возникает достаточно.

После отпуска по беременности я снова вернулась в support, но уже на другую позицию. Моя роль сейчас – это работа с улучшением качества самой поддержки и, как бы это сказать на русском, нет, не получится, в общем, я часто урегулирую ситуации, которые возникают, или могут возникнуть между крупными клиентами и нашей собственной службой поддержки. Людей много, продукт сложный, я разруливаю.

Так ты бесценный кадр для консалтинга, как правильно рекламироваться в Google?

Если меня не просят рассказать о методиках конкурентов, то я с удовольствием могу поделиться опытом работы. Это на пользу тому, кто спрашивает, это на пользу самому Google.

При желании ты можешь же вернуться домой и зарабатывать на консалтинге. Google Ads тема везде горячая.

Молдавский рынок маленький, хотя я могла бы консультировать и Румынию, там уже есть крупные клиенты. Но у меня в голове другой план. Думаю о мастерате в сфере образования. Методики обучения. Все-таки, я – мама. И эта часть жизни меня очень сильно увлекает.

Павел Зинган

 
Количество просмотров:
425
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2020 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.