24 Мая 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Анита Цой: «Отец моего супруга похоронен в Грозном»
01.09.2009

Вернувшись из тура по горячим точкам Северного Кавказа певица Анита Цой и ветеран спецподразделения «Альфа» Алексей Филатов пришли в редакцию и рассказали о поездке

Анита дала серию благотворительных концертов на Северном Кавказе в рамках Общественной гражданской акции неравнодушных людей «Помнить, чтобы жизнь продолжалась». Турне было посвящено памяти жертвам террористических актов, совершенных в Чеченской республике, Северной Осетии и Ставропольском крае. Инициаторами акции выступили Анита Цой и ветераны подразделения антитеррора «Альфа» Алексей Филатов и Геннадий Соколов. Все средства, собранные от благотворительного тура, будут направлены на социальную поддержку детей и семей, пострадавших в терактах, семей героически погибших спецназовцев и детей, пострадавших от «бытового терроризма».

 

 

   

- Анита, вы богатая, знаменитая, у вас муж большой человек.  Зачем вы поехали на Кавказ в такое тревожное время?

Анита Цой: 

- Очень сложный вопрос. Просто так в жизни мне посчастливилось, что в определенный момент времени, когда мне  нужна была поддержка, мне помогли люди, которые просто протянули руку помощи. Я знала их раньше, но не думала, что они настолько близкие мне люди, что придут на помощь. А они взяли и пришли.

И, видимо, сейчас созрела. Я не совсем маленькая девочка, у которой нет своего собственного убеждения на этот счет. У меня сложилась реальная гражданская позиция, что обязательно нужно людям давать шанс и укреплять в них веру.

Я выбрала для себя сегмент аудитории – это дети, самое святое. Что вырастет из них – это наша завтрашняя страна, мы будем жить под их управлением. Очень хочется, чтобы они обрели максимальную надежду на то, что мы все рядом, взрослые люди.

В принципе, фонд у меня работает уже около 10 лет благотворительный. Здесь мы познакомились с ребятами, нас объединили усилия. У них ассоциация ветеранов группы «Альфа», они помогают семьям погибших спецназовцев справляться с их каждодневными проблемами. А у меня детский фонд.

И вот мы решили объединить усилия во время кризиса, когда очень тяжело взрослым людям стоять на ногах. Мы решили объединиться в гражданскую акцию неравнодушных людей всем тем, кому семья дорога, родной город, страна, просто чтобы еще раз напомнить, что именно в самые критические моменты, когда достаточно тяжело, особенно экономически, могут разгореться любые конфликты.

Мы хотели внести частичку спокойствия, мира. А самое главное – помочь нашим детям. За этим я полетела. И просто, потому что я мать, мне не хотелось бы, чтобы с моим сыном что-то произошло по жизни.

Кавказ не надо бояться. Людей, живущих там, просто надо понимать.

- Как вас отпустила семья, муж Сергей Цой?

- Все было ужасно, конечно. Ладно, мы провели 11 концертов в Кузбассе, это было нормально воспринято семьей. Но как только я заикнулась по поводу Кавказа, у нас в плане стояли Чечня, Ингушетия, Дагестан, Осетия и так далее, конечно, вся семья взбунтовалась сразу. Кроме сына, он собирался ехать со мной. Пришлось проводить беседы с семьей.

Мой муж родился в Ингушетии, в два года переехал в Грозный и жил там до восемнадцати лет. То есть он все происходящие ситуации очень хорошо знает. Потом уехал учиться в Ростов, в Москву. Перевез всю свою семью оттуда, потому что очень неспокойная ситуация была, жить там было практически невозможно.

Поэтому они все всколыхнулись: нет, мы тебя не отпустим! Но у меня был самый важный козырь в руках. Дело в том, что отец как раз моего супруга похоронен в Грозном. Из-за того, что была такая неспокойная ситуация, семья не могла поехать и навестить могилу. В принципе, что-то мою семью затронуло. Какая-то маленькая надежда сверкнула в их сердцах. Все-таки решение было принято, меня отпустили, а сына попросили остаться дома во избежание несчастных случаев.

Алексей Филатов:

- Плюс Сергей Петрович знал, что она едет не одна, а с офицерами «Альфы». Он позвонил, мы дали гарантии безопасности, с честью их выполнили.

Анита Цой:

- Все понимали, что мы едем с хорошей акцией, с мирной, неполитичной. Поэтому семью убедить удалось. Ситуация в жизни подсказывает, что действительно не так страшен черт, как его малюют. Иногда я понимаю прессу, им нужны события, иначе газеты не будут читать, они иногда перебирают. Я поделила для себя это на два и со спокойным сердцем поехала. А вот вернулась-то я в другом состоянии.

Алексей Филатов:

- В первый вечер была какая-то осторожность.

Анита Цой:

- Мы даже отказались от застольной выпивки, чтобы всегда быть на чеку.

Алексей Филатов:

- А после концерта поняли, что все более-менее нормально, можно позволить себе вина выпить.

Анита Цой: 

- Да, я выпила, ребята – нет. Они держали ухо востро.

С офицерами «Альфы» хоть на край света

- Как вы познакомились с друг другом?

Алексей Филатов:

- Наша акция корнями родом с Кавказа. В 2006 году мы встретились на концерте-реквиеме, посвященном двухлетней годовщине страшных событий в Беслане, и тогда мы испытали эмоциональный всплеск, который в конце концов родил эту акцию.

Анита Цой:

- Нас летело много артистов во Владикавказ, огромный стадион, сцена, и я за кулисами оказалась, когда два боевых офицера, Алексей и Геннадий, стояли и пели своими нестройными, я бы сказала, непрофессиональными голосами перед всем этим стадионом. Всех артистов за кулисами потрясло, что весь стадион – несколько тысяч человек поднялись со своих мест, все это зажглось огнями, и весь стадион стоял и плакал. Так долго ребят не отпускали со сцены! Люди, находясь на трибуне, кланялись им. Меня это потрясло до глубины души. Здорово, что наша встреча состоялась. Машина уехала, и я искала, с кем бы поехать в гостиницу, и попала к ребятам совершенно случайно. Я, конечно, сразу на них набросилась.

Алексей Филатов:

- Такой был эмоциональный всплеск. И в этом году как дежавю. Мы проехали по всем местам в Беслане. Выходим без объявления с первой песней, поем, люди встают и начинают просто аплодировать. Я поворачиваюсь к Аните и вижу, что она плачет. Вообще после посещения Города ангелов и спортзала школы глаза были на мокром месте, она говорит: я даже не знаю, как буду работать. Она заплакала, люди аплодируют… Ладно мы-то, отпоем две песни, а Аните работать два часа. Стресс серьезный. С другой стороны, ты понимаешь, что это аплодисменты серьезной благодарности, не просто какой-то коммерческий концерт, а люди на самом деле проявляют свои эмоции. Именно из-за этого мы там оказались, и не ошиблись, я считаю.

Анита Цой:

- Странность в чем. Мы проводили такой же концерт на Рублевке. Мы пригласили людей намного выше среднего уровня достатка, состоятельных. С каждым лично по телефону поговорили, объяснили цель акции, для чего собираем деньги. Все всё прекрасно понимают, но как-то так равнодушно. Пришли 160 самых-самых, полчаса по телефону каждому объясняли что и почему. Пришли только из-за того, что Анита Цой гарантирует собой, что эти средства будут отправлены в определенные места по назначению.

Что мы увидели в других городах?  В Беслане, в Буденновске трагедия коснулась каждой семьи – если это не родной ребенок, то двоюродная сестра, троюродный брат и так далее. Получилось, что все люди четко понимают, о чем идет речь. Сейчас у людей нет денег, но они берут и несут по сто рублей в эту копилку, зная каждого из оставшихся в живых детей пофамильно, зная, кому перейдут эти деньги. Видимо, когда беда приходит в дом, как во время ВОВ все наши объединились для защиты российской земли, не было чужой беды.

Алексей Филатов:

- Я думаю, что артист такой величины в некоторые эти города может приехать только в рамках такой акции. Потому что просто там нет возможности проводить кассовые концерты. Люди только по телевизору видели Аниту Цой, и этот концерт для них на самом деле событие. Мы добились и такой цели.

Анита приезжала за 4 часа до концерта и где-то 3 часа отдавала работе с местными детскими коллективами, которых встраиваивала в свой концерт. Такой процесс интересный происходил, где они получали мастер-класс. Я считаю, что это вообще можно на первое место поставить в нашей акции.

Анита Цой:

- Мы были в Гудермесе. Приехали туда, там маленькие детишки, чеченцы. В них национальность сама по себе – кипящая кровь. Мне кажется, они без эмоций не могут. И в танце в каждом движении чувствуется, что джигиты. Они все с харизмой, с характером. Стоят клопы – мал мала меньше. Я им говорю: ребята, вы так здорово танцуете, а сейчас в финале мы должны с вами спеть гимн России.

И вдруг такой мелкий говорит: не буду петь. И все эти джигиты дают показать, что женщина ими руководить не будет. Это сложная ситуация, это не просто дети, они все воины там.

И мне пришлось девочек попросить удалиться, я посадила перед собой парней и говорю: давайте так, мужики, представьте себе, что не женщина перед вами, а сидит мужчина. Скажите, пожалуйста, вы любите свою чеченскую землю? Они: да. – Скажите, а вы знаете, что сейчас взгляды всего мира прикованы к вашей земле? Думают, что вы здесь все звери, бандиты. Я говорю: разве это так? – Нет! – Вы своих матерей любите? – Да. – Защищать готовы? – Да! – Показать всему миру, что Чечня сегодня может стать нормальной мирной передовой республикой, готовы? – Да! Я говорю: это и есть гимн России, он о любви ко всем вашим близким, к вашей традиции, к вашей национальности. – Хорошо, мы будем петь гимн.

И пошли петь. Девчонки, конечно, на них посмотрели и воодушевились. Но как они пели! Они поняли, о чем идет речь. Самое интересное, что все дети, в отличие от взрослых, знают гимн.

После посещения Города ангелов и спортзала школы глаза были на мокром месте

- Говорят, что Кадыров всем артистам, которые приезжают, дает звание народного артиста Чечни...

Анита Цой :

- Мы не за тем туда ехали. Не писали заявок никуда. Конечно, нас хорошо принимали.

Алексей Филатов:

- Много говорят о Чечне, я сам был там в совершенно другом качестве. Первый раз в гражданском качестве приехал. Первое, что меня поразило, - гостеприимство. Нас в Грозном умасливали, кормили на убой, возили, все показывали, не отпускали вечером даже спать. У них такое по-хорошему соревнование, кто лучше гостей примет. Настоящее кавказское гостеприимство.

Анита Цой:

- Самые лучше и самые безопасные гостиницы они нам предоставили. Они за три года построили в Грозном такой центр города! У меня в памяти остался полуразрушенный Грозный, и вдруг мы выходим – а там мечеть в центре города нереальной красоты, самая большая в Европе, вновь возведенные дома, улицы все в фонарях, как в Европе, нереальная картинка. Мы даже стали, как интуристы, фотографироваться на всех видах, потому что не ожидали этого от Грозного. Гуляют спокойно. Нет никакого напряжения. Единственное, мы возлагали цветы к памятнику Кадырова-старшего, и там, конечно, стоит охрана.

И когда я это все увидела, говорю: может быть, можно все-таки съездить на могилу отца, если у вас все не так криминально? Они говорят: да, конечно. Это кладбище было заминировано, они его разминировали пару лет назад. И на следующее утро мы сели в машины, поехали на кладбище. А там похоронены русские, корейцы, люди разных национальностей и вероисповеданий, все нормально, все спокойно. Люди туда приезжают.

В Грозном мечеть в центре города нереальной красоты, самая большая в Европе

- Как вы перемещались по республике, какие меры безопасности были предприняты?

Алексей Филатов:

- Мы передвигались, конечно, кортежем. Впереди машина ДПС, две машины охраны.

Анита Цой:

- Меры безопасности принимаются серьезные. Когда мы проезжали из Гудермеса по направлению к Северной Осетии, мы видели людей с миноискателями на ключевых трассах, военную технику. Но, видимо, в Чечне удается сейчас держать обстановку максимально спокойную. Когда приехали в Северную Осетию,  вздохнули спокойно. Вообще ни одного военного.

Анита Цой:

- Еще мы поняли, что по большому счету Кавказ не надо бояться. Людей, живущих там, просто надо понимать. У них вообще другая культура, харизма, традиции другие. У них это все в крови. Если изучить поглубже их культуру, устои, традиции, с ними можно говорить на одном языке. Мы всю поездку удивлялись. Двоякие впечатления от увиденного, единственное общее: плохих наций не бывает.

Алексей Филатов:

- Мы сначала даже сомневались, стоит ли в Чечне выходить в военной форме с наградами, которые мы получили именно там. Но нам сказали: вы даже не думайте, военную форму у нас очень уважают, федеральную власть уважают, выходите и не бойтесь. Я со сцены говорил: в войне, которая была, нет победителей, и не будет, мы все проиграем. Поэтому надо конец этому положить. В зале сидели люди, с которыми, возможно, приходилось в боях встречаться, но я видел, что все равно они нас понимают.

Мы видели людей с миноискателями на ключевых трассах

- Анита, как семья встретила вас из поездки?

Анита Цой:

- Замечательно. Я же звонила, отчитывалась, писала смс. Привезла много фотографий, как выглядит теперь город. Сам муж и его мама, конечно, когда увидели фотографии с могилы отца, говорят: стоп. И все замерли на этом кадре и начали рассказывать нашему сыну, что это его дед, то-то было в таком-то году. Могила в нормальном состоянии. Конечно, надо приезжать ухаживать. Но все сохранено. На сегодняшний день моя семья даже решила, что обязательно маме, моей свекрови, нужно туда съездить. И она очень рада, ей много лет, она не так легко передвигается. Но она очень воодушевлена, надеется в ближайшее время взглянуть на могилу. 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИИ АНИТЫ ЦОЙ И АЛЕКСЕЯ ФИЛАТОВА

Отец моего супруга похоронен в Грозном

Памятник Кадырову

Вечером концерт

Мастер-класс для чеченских детишек


 
Количество просмотров:
1441
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.