14 Декабря 2018
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Дмитрий Дибров: "Никто и ничто не может заставить мужчину сделать то, чего он не хочет"
04.01.2002
Дибров Дмитрий Александрович, родился 14 ноября 1959 года в Ростове-на-Дону в семье декана филологического факультета Государственного университета Ростова-на-Дону.
В 1981 г. окончил филологическое отделение факультета журналистики Государственного университета Ростова-на-Дону.
С 1981 по 1982 гг. работал в московской областной газете "Призыв".
С 1982 по 1983 гг. – корреспондент газеты "Московский комсомолец".
С 1985 г. – заведующий молодежной редакцией ТАСС.
В 1987 г. – Гостелерадио СССР.
Работал в программе "Взгляд".
С 1988 г. – выпускал юмористическую программу "Монтаж".
С 1992 по 1993 гг. – главный режиссер IV канала "Останкино".
С 1992 по 1994 гг. вел еженедельную программу "Воскресенье с Дмитрием Дибровым" сначала на четвертом канале, затем – на НТВ.
Летом 1994 г. образовывает свою телекомпанию "Свежий Ветер".
В январе 1997 г. – творческий продюсер телеканала "Доброе утро". Ведущий пятничного выпуска информационно-развлекательной программы "Доброе утро" (ОРТВ).
С 1997 по 1998 гг. – автор и ведущий программы "Антропология" на телеканале "Телеэкспо".
С 1998 по 1999 гг. – ведущий публицистической программы "Старый телевизор" телекомпании НТВ.
С мая 1999 г. – автор и ведущий ежедневной программы "Антропология" на телеканале НТВ.
С октября 1999 г. – ведущий телеигры "О, счастливчик!" на канале НТВ.
С декабря 1999 г. – ведущий ежемесячной программы "Аутодафе" на канале НТВ.
В 1981 г. – принимал участие в Международном фестивале сатиры и юмора в Габрово.
В 1987 г. – принимал участие во Втором Международном фестивале электронного кино в Монтрё, где был удостоен приза "Золотая астролябия".
В 1992 г. стал лауреатом Фестиваля независимого кино и видео "Сни-видео-4", проходившего в Карлсруэ.
Увлекается игрой на банджо, сочинением музыкальных джазовых композиций.
Разведен после трех браков. Имеет сына и дочь.
С 1 ноября 2001 г. – ведущий ночного канала ОРТ.

- Почему Вы решили стать журналистом, что подтолкнуло Вас?

- В детстве у меня был выбор: быть "битлом" или быть телевизионщиком. Сегодня я уже могу сказать: "Господи! Я и не знал, что можно не выбирать!". Но я говорю это сейчас, в преддверии того, как выйдет моя пластинка. Надеюсь, что это случится через две недели. Но в детстве приходилось выбирать. На "Битлов" тогда не учили (смеется) и не принимали никого – на дворе был социализм. Именно потому, что был социализм, мой второй выбор был определен, так как он достоин того единственного, чем можно было заняться мальчику, которого не устраивал официальный пасьянс занятий. Единственный источник, откуда можно было получить в провинции хоть какую-то эстетическую информацию, было телевидение. "Кабачок 13 стульев", "КВН" и бенефисы Гинзбурга – вот, пожалуй, и все. И только потом появились "Веселые ребята". Разумеется, что же иное придумать, как только немедленно поучаствовать в этих самых "Веселых ребятах" еще в качестве студента Ростовского университета! Так я впервые переступил порог Останкино в 1978 году. В газетную журналистику попасть было легче, но добиться успеха, в общем-то, нелегко нигде. Там все же было легче, не так фантастично, как на телевидении. Я полагал, что всю жизнь я иду только к телевидению, потому что мне иногда казалось – пора оставить эту детскую сказку и заняться, наконец-то, чем-нибудь путным. Но потом одна женщина, которая была меня гораздо старше, взяла и научила меня тому, что ничего не может помешать мужчине сделать то, что он хочет. Кстати, никто и ничто не может заставить мужчину сделать то, чего он не хочет. Приняв это на веру, я немедленно развелся, хотя на дворе был партком и я рисковал головой в нашем идеологическом деле. Тебе могли повесить волчий билет по смешному поводу! Эти люди знали, с кем тебе спать, а с кем нет! Тем не менее, как-то судьба уберегла, и я попал на телевидение. В то время у меня была еще одна идея. Я полагал, что попаду на телевидение, быстренько сделаюсь знаменитым, и так локомотивом эта самая слава вытянет мои литературные поделки. Но, спустя год, два, три или четыре работы на телевидении, я вдруг обнаружил себя посреди вот какой незадачи – я уже не хотел делать литературные поделки. То, что было средством, стало содержанием жизни. И вот по сей день я сижу и полагаю, что единственное мое предназначение в жизни – это планка телевидения. Я существую, пока тру планку, пока кто-то еще меня включает. Сейчас давняя мечта стать "битлом", но, разумеется, не в прямом смысле вдруг совместилась в моей жизни с телевидением, и я уже начинаю подумывать и о другом.

- Я видела Ваш клип, это совершенно ни на что не похоже!

- Клип сделала девушка по имени Наташа Погоничева, она ВГИКовская выпускница, и мне она очень понравилась. Хотя я боялся, что "совок" непобедим, и он скорее победит любые мотивации, но тем не менее… Судить зрителю, а не мне. Ибо я судья-то пристрастный, но, как свидетельствуют отрывочные сведения разведки, вроде у нее получилось. Я отвечаю скорей за музыку, где моя любовь к компьютеру совместилась с моей любовью к миссисипскому сельскому музицированию. Как я написал на пластинке: "Этот диск вроде пепси-колы" на слова произведений Майка Науменко. Представьте, если бы где-нибудь в дельте Миссисипи собрались Майк Науменко из Петербурга и Генри Миллер, а за ходом этой попойки мы следили бы по Интернету, получилась бы именно такая пластинка.

- Что Вы будете делать, если результат Ваших музыкальных работ будет недостаточно оценен публикой?

- На следующей же неделе в 9.00 утра я приду на очередную съемочную сессию "Ночной смены" и все изменю.

- Это будет что-то совершенно иное?

- Надо сказать, что человек становится популярным на телевидении и во всех других областях только потому, что у него в голове находится биологический заменитель целого социологического института, того, что потом досужие социологи за высокие зарплаты выкладывают языком цифр. Человек, который расположен к тому, чтобы делать популярные вещи, знает точно и без всяких социологов, что принесет практика, что ждет аудитория, еще до того, как сама аудитория это осознает. Таков был Владик Листьев: когда все ожидали публицистику, он вдруг стал делать игры, а когда все стали делать игры, он вдруг занялся публицистикой. Я очень хочу надеяться, что человек, который сделал "Антропологию", "Свежий ветер", "Доброе утро", "О, счастливчик!", имеет хотя бы логические основания полагать за собой подобную скорость и не бежать в "Кащенко" проверяться.

- Вы всегда были на шаг впереди всех, каким Вы видите будущее телевидения?

- Не на шаг, а на два года – это период обращения массы, я ведь Скорпион, моим знаком управляет масса. Будущее телевидения – это Интернет.

- Только Интернет?

- Я не сомневаюсь, что будущее телевидения связано только с одним – с развитием технической базы Интернета. Практически нас отделяют друг от друга только жуткие технологии – компы, джипеги и все остальное. К сожалению, единственное, что не дает возможности привести Интернет в город Урюпинск – название, кстати, я привожу не в качестве определения захолустья, а город, где я будучи студентом, проходил воинские сборы. Это столица Хоперского казачества в Волгоградской области. Поэт Калашников служил со мной одновременно, он подавал мне ведро с известью, а я ею наносил ровный слой на стены казармы, а Калашников, снизу замешивая следующее ведро, читал мне лекции по литературоведению. Так проходила моя служба в Урюпинске. Так вот, когда туда доведут Интернет, тогда будем считать, что телевидение, наконец, обрело своего верного и законного супруга. Хотя здесь есть определенная закавыка: с одной стороны, Интернет вроде бы позволит выбирать и формировать телевидение согласно собственному вкусу, ежели угодно, персонифицировать телевидение. Но вот ведь какая штука: несомненно, у многих из нас на полках находится Ди-Ви-Ди или ВХС, домашние видеокассеты с записью "Терминатора 2", но никому же не приходит в голову смотреть эту белиберду в свободное от работы время. Вы представляете себе интеллектуала, который снимает с полки "Терминатора 2" и ставит кассету? А когда этот же человек прочтет в программе телепередач по первому каналу о премьере "Терминатора 2" накануне Нового года, клянусь, помимо своей воли, сядет и посмотрит, потому что будет ощущение, что с тобой этот дурацкий "Терминатор 2" смотрят миллионы. И вот как тут быть? Как, интересно, социология преодолеет этот парадокс?

- Но ведь Интернет имеет и негативную сторону?

- Какую же?

- Отсутствие цензуры и доступность порнографической продукции. Особенно это действует на детей.

- Да, знаете, какая вещь…Когда мы были маленькие, у нас был такой парень во дворе, который этим только и занимался. Когда мы играли в футбол, он брал пузырьки из-под пенициллина, засовывал в него то нехитрое, что у него в эти десять лет было. И мы его спрашивали:
- Зачем ты это делаешь?
- Как зачем? Так делают все взрослые!
То есть уже тогда нас всех живо интересовал вопрос: "Как это делают взрослые?" Если бы мама не внушила мне идею, что секс нужен только для дамы, моя жизнь была бы построена иначе. Возможно, я бы раньше сделал "Антропологию", но моя мама сумела мне это внушить. Если бы я ходил по порносайтам, клянусь, мне от этого хуже бы не стало, но, глядишь, какие-то поступки случились бы раньше и были бы более свободны и уверенны.

- Если рассматривать передачи "Антропология" и "Ночная смена", то есть ли разница в аудитории или в гостях?

- Никакой нет разницы в аудитории, она всегда одна и та же, одинаково хороша и для пионеров и для пенсионеров. Между "Антропологией" и "Ночной сменой" такая же разница, как между локомобилем и автомобилем. Сегодня на телевидении господствует многочасовая посиделка по ночам, потому что Дибров не показал коллегам другого. До сих пор, оказывается, Дибров показал, как можно спокойно просидеть с гостем целый час, желательно, чтоб это была какая-нибудь звезда – и рейтинг будет для ночи вполне приличный. А еще бы хорошо прямой эфир на телефон! Сейчас я задумал показать что-то совершенно иное. В "Ночной смене" не должно быть долгих посиделок по ночам, они должны быть пятнадцатиминутными. Посиделка по ночам равна, практически, пятнадцатиминутной демонстрации фрагмента или видеошедевра, сделанного где-нибудь во Франции или в Милане, совсем не обязательно, чтобы она была сделана в Пенькове или Ростове-на-Дону. "Ночная смена" кладет конец непримиримой розни между Россией и остальным миром. "Ночная смена" – это Интернет по телевизору! Совсем не нужно делать более умную морду в то время, когда тебе говорят скучные вещи, следовательно, и совсем не обязательно корчить брезгливую гримасу, когда тебя просто развлекают. Ежели угодно, "Ночная смена" имеет и боевой прицел, она направлена против снобизма и занудства в любом проявлении, в интернетном тоже. Честно сказать, чем больше я сидел в Интернете, тем более за последние два года во мне развивалась ненависть к этим семнадцатилетним детям, которые ничем не отличаются от шестидесятилетних членов Политбюро. Если кто-то вслед за ними не цитирует и не разделяет их терминологию, не разделяет странное, основанное ни на чем, кроме занудства и скуки, желание продемонстрировать свою незаурядность не делом, а формой убеждений, то тот, стало быть – лазер, а кто разделяет – хакер. И вот когда умница, которая учит детей, говорит: "Товарищи, в Интернете нельзя не ответить на вопрос: "Покажи мне, как туда дойти, покажи мне, как это сделать", – это уже можно рассматривать как добрую и колоссальную попытку создать человеческую реальность. Ведь наша реальность – она не человеческая, она же создана не нами. Богом или природой – не наш вопрос. Она создана не нами, оттого она нам во многом враждебна, – взглянуть хотя бы за окно. А Интернет – это мир, созданный человеком для него самого. Я считаю, что Интернет более красивая, более восхитительная реальность, поэтому занудство и снобизм, который пока еще там видишь, это ужасно. И вот против этого направлена "Ночная смена". На нашей стороне – "Битлз", на их стороне – странные подделки, созданные эпатажными фигурами, единственная мотивация которых – показать всему миру какие мы, дескать, незаурядные. А мир сам обычно сопротивляется насилию. "Ночная смена" – это просто стремление достичь и послужить новой религии XXI века. Мне кажется, кто ей не будет служить, будет выкинут с поезда современности. Это религия качества – нет других убеждений, не должно быть других религий, не должно быть других богов, кроме одного – качества! Качество в поступках, в мыслях, произведениях, ну и, конечно, качество в продуктах, в жизни, во всем. Качестве – гарантия положительного результата. Нельзя позволить себе играть на плохих струнах, предполагая при этом, что кто-то услышит что-то, что компенсирует неумение играть на гитаре. Это можно было в XX веке, в XXI – нет! Теперь надо уметь все!

- Почему у НТВ перекупили программу "О, счастливчик!", как возникла подобная ситуация?

- Да что вы ко мне все с этим "Счастливчиком"! Я не знаю, что там за история. Дело было в ноябре 2000 года. Я ехал на семилетие НТВ, мне позвонил продюсер:
- Готовься, мы переходим на первый канал.
Я говорю:
- Ты обалдел, что ли? Какой 1-й канал?
- Да, мы туда переходим, от меня это уже не зависит, ситуация вышла из-под контроля.
- Я не могу , – сказал я.
Потом с Эрнстом встретился, он мне предложил подумать над ночным каналом и переходить со "Счастливчиком" на первый канал. И я подумал, что мне удобно переходить в этот момент на ОРТ. И перешел. А почему? Что? Как? Это уже совершенно не мое дело.

- До сих пор у многих на памяти известная история с НТВ, какие выводы Вы вынесли из всего этого скандала?

- Я понял, что сегодня пришла пора новой религии – качества. Если ты достигаешь высшего качества на своем месте работы, то ты неуязвим.

- Другими словами, НТВ не придерживалось этой религии и поэтому было уязвимым?

- Я не знаю, ни кто чего занял у кого, какие кредиты, я не знаю, кто давал команды разгонять НТВ. Этого я ничего не знаю, этот вопрос к Киселеву или к Гусинскому. О себе я могу сказать, если ты достигаешь высшего качества у себя на производстве, то за тобой будут носиться и "большевики", и "меньшевики".

- Вы изначально знали, что уйдете на ОРТ?

- Нет, конечно. Все было решено спонтанно, в самый последний момент.

- Почему Вы не пошли на ТВ-6 или на ТНТ?

- По многим причинам. На ТВ-6 я не пошел, потому что я подумал, что там меня ожидает работа, которую я уже знаю. Я всю жизнь делал маргинальные каналы: я делал пятый и четвертый каналы. НТВ пошел на четвертый потому, что я его сделал! Между прочим, Гусинскому в мае 1993 года сказали: "А вот же четвертый есть, бери". Гусинский пошел к Ельцину, чтобы различными интригами получить приказ о передаче ему четвертого канала. До этого четвертый канал, заместителем главного редактора и главным режиссером которого я являлся в 1992-1993 гг., не был ни в чьем поле зрения. Я делал все на свете: "Утро" на пятом канале, "Антропологию"… Я прекрасно понимал следующие ходы невероятно одаренного коллектива ТВ-6. Очевидно, будут смелые журналистские поступки, смелые программы, доселе невиданные, наверное, более яркие, нежели качественные, и не профессионально было бы поступать иначе. Так и получилось. Так как на ТВ-6 работает невероятная телевизионная умница Саша Аверина. Витя Шендерович работает смело, все работают смело, кроме того, проект "За стеклом". Я как человек только один раз посмотрел "За стеклом", больше просто противно было смотреть. Не потому, что плохая передача, а потому, что неинтересные личности сидели "За стеклом". Но как профессионал, я рукоплещу коллективу ТВ-6. Так и надо поступать! Молодцы! Я в 1993 году поступал так же: я приводил голых баб в эфир, ставил стриптиз в прямом эфире. Ничего подобного не было. Наконец привел телефон в прямой эфир. Тоже род ментального стриптиза. Я делал все в своей жизни. Чего я не делал? Я никогда не работал на первом канале в качестве руководителя, в дирекции. Я был ответственным продюсером дирекции "Утренней программы", но не был директором. Я никогда не работал на 1-ом канале в режиме Гагарина, когда вся страна работает на тебя, а ты сгруппировался, 60 минут отлетал. А потом сел на землю и все – рапортуешь Хрущеву. А ивановские ткачихи, узбекские хлопкоробы – все ж на тебя работают. Я хочу так поработать. Хочется чего-то нового.

- Расскажите подробнее о Вашем новом шоу?

- Это фантастическая по красоте программа, которая напоминает "О, счастливчик!", однако таковым не является. Это интеллектуальная викторина с привлечением практически всей страны по прямому телефону. Игрок в студии отвечает на вопросы всей страны. Если он проиграет, то тот, на чей вопрос он не смог ответить, прилетает в студию и начинает свой штурм денег. В каждой передаче будет денежный приз. Каждый вопрос несет, конечно, какие-то деньги. Но в результате, кто их получит, это вопрос – зритель из Нижневартовска или тот игрок, который в студии в Москве. Очень интересная программа.

- Как Вы будете праздновать Новый год?

- На пароме, который плывет из Стокгольма в Хельсинки, в этом пароме построен многоэтажный город с фонтанами, бульварами, подвалами, трактирами. Вот там я и буду с друзьями.

- Будете ли выполнять требования по встрече Года Черной Лошади, например, ставить проращенный овес с водой на стол или включать сигнализацию машины и звенеть в колокольчик, чтобы отогнать злых духов, а еще лучше ржать, чтобы лошадь была благосклонной?

- Нет, конечно, я этого делать не буду, но знаю одно – надо сделать так, чтобы была восхитительная попойка с друзьями!

- Кого Вы могли бы назвать самыми хорошими Дедом Морозом и Снегурочкой уходящего года?

- В смысле, кто бы прыгнул через костер и растаял бы? Я не знаю такой женщины сегодня, если бы ей доверили прыгнуть через костер, она не растаяла, а скорее, наоборот, закалилась. В предпочтении Деда Мороза – я совершенно не знаю ни одного человека, который бы притащил подарки и совершенно бесплатно раздал их всем детям. А на частичного Деда Мороза, на частичную доброту, по-моему, способен каждый из нас. Поэтому получится такой коллективный Дед Мороз в моем представлении.

- Какое впечатление оставил 2001 год?

- 2001 год – это переустройство телевизионного цеха, он уже не сможет остаться прежним, нужны несколько лет, чтобы установилась новая конъюнктура в телевизионном цеху. Тем не менее, у людей появилась какая-то стабильность в восприятии страны, все-таки люди почувствовали сильную власть над собой. Тут я слышал, что и цифры экономические стабилизировались и даже превзошли оптимистичные ожидания, что очень радостно. Осточертело жить в обстановке неуверенности.
Для меня открылись новые горизонты. Мне, кажется, удалось начать новое любопытное дело, я имею в виду "Ночную смену". Кроме того, я записал первую пластинку в своей жизни, что тоже войдет в личную летопись красной датой.

- Что Вы ждете от будущего года?

- Надо поставить на ноги "Ночную смену", все-таки она отличается от того, что предполагали сделать с ней. И надо потихонечку подвигать ее к первоначальному замыслу.

- В заключение вопрос: что в своей жизни считаете самым главным?

- Телевидение, конечно. До сих пор не пойму, как это со мной приключилось! Нет ничего важнее телевидения! Если бы я так не думал, я бы не смог сделать не то что там "Ночную смену" со "Счастливчиком", я не смог бы сделать даже разовые передачки, которые я делал в своей жизни. Если хочешь добиться настоящего успеха в деле, ты должен полагать, что это дело самое важное на свете. Иначе ты не добьешься успеха в этом деле, и оно обязательно опрокинет всю твою жизнь. Оно наверняка превратит тебя в невротика к старости, убившего самое дорогое, что у тебя есть, – время, отведенное тебе в жизни. И то, что у тебя есть чудесная семья, и лыжи болгарские "Младос" могут скучно сохнуть на балконе, как символ семейного досуга – все это не будет радовать и никаким образом не сбалансируют никчемность твоей жизни. Для меня самая важная вещь – это телевидение!


 
Количество просмотров:
353
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2018 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.