15 Ноября 2019
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интересное
Из старых записей: Кишинёвские катакомбы и их секреты
29.10.2019

Что скрывает "подземный" Кишинев

В нашем городе нет  и не может быть метро.Но только не из-за грунтфовых вод, а потому, что... место уже занято! Под Кишиневом находятся одни из самых больших катакомб мира. Сегодня совершить  «вылазку» в подземный город охотно согласился генеральный директор КДК (Клуба Диггеров Кишинева) Андрей Ромашко.

История одних винных подвалов...

Начнем с  того, что диггеры – это люди, профессионально занимающиеся исследованием рукотворных подземных сооружений. Сразу возникает много вопросов, не правда ли?! Все по порядку. Раз мы живем в каменных домах, значит камень этот добывается в каких-то городских шахтах. Так вот в советское время известняк добывался из-под Крикова на весь СССР. Не мудрено, что залежи вскоре иссякли. Тогда было решено добывать камень под городом. И делалось это в тайне. После Второй мировой войны в историческом центре города начали стороиться подвалы – бункеры, которые «соединяли» известными целями все административные здания. Территория то была стратегическая, пограничная с СССР. Андрей Ромашко, генеральный директор КДК (Клуб Диггеров Кишинева): «Объединение Подвалов Бункеров (ОПБ) находится под театром Ликурич, Пресс Центром, Национальным Дворцом и зданием Правительства. Как раз после ВОВ было принято решение сделать из Криковских штолен Объект Гражданской Обороны и связать его с ОПБ. Тоннель частично пролегал по уже прорубленным участкам и соединялся с историческими «коридорами», такими как Мазаракиевская церковь – Цирк».

Кстати, раньше там была крепость, а потом еще и кладбище староверов! Во время «холодной» войны и Криково и сеть подземелий работали как единый военный стратегический объект. Тогда же подземелья достраивались со стороны Ботаники и соединялись с тоннелями заводов и Научно-Исследовательских Институтов. Да, да, были и тайные исследования в области микробиологии и ядерной физики.(!)  Когда «свободного» места под землей было достаточно, Криковские подвалы стали хранилищем уже «винных» тайн. Историческое прошлое нашей страны приобретает неожиданные повороты... Поехали дальше?!

А где же вход?!

В 90-е гг. многие объекты, относяшиеся к Министерству обороны, были заброшены. Подземелья получили статус правительственных после передачи в руки ведомству СИБ (SIS). В 1992 году был принят проект о консервации. То есть попасть в «подемный город» можно, но только если знать где вход. Андрей Ромашко: «Обычно входы незамысловато завалены бетонными плитами. Выдают присутствие подземных сооружений вентиляционные киоски, обвалы почвы и канализационные люки, являющиеся частью дренажной системы, выводящей воду из подземелий». Ага, «маячки» понятны, можно спускаться, но безопасно ли это?! Андрей Ромашко: «Конечно же, риск присутствует. Это и старые проходы, и газы, и даже инфразвук, действующий на психику.Кстати, насчет вод можно не беспокоиться, их выкачали и образовались пустоты, которые теперь могут быть чреваты обвалами.

Извне с особыми препятствиями мы не сталкивались, тем более, что часть проходов, наверное, особо засекреченных, давно отгорожены от особо любопытных». Одними из «замаскированных» препятствий в деятельности диггеров можно считать и очень скудное количество сведений в интернете, а также приватизированность некоторых объектов. Не говоря уже о том, что полных карт подземелий нет даже у КГБ, а СИБ, естественно, ни за какие коврижки не предоставит информацию даже о тех, что имеются. Район здания МВД, СИБа, Президентуры, Парламента и некоторых военных объектов (всего около 20 % подземелий) – это табу. Попасть туда невозможно, да и не стоит. Андрей Ромашко: «Обычно с новичками мы делаем вылазки в места не очень опасные,например, «под» Компьютерный завод, там обширные сооружения. А с основной командой исследуем более сложные зоны. Под Buciumul интересные катакомбы, так как там есть вероятность «аномальностей», под НИИ Биозащиты, полигоном Академии Наук. А еще по дороге к Оргееву, в лесочке, есть взорванный бункер времен ВОВ». Ну, теперь точно можно спускаться. Только фонарик возьмем...

А ты записался в...рекруты?!

Прежде всего  обратим внимание на обмундирование. Обувь должна быть водонепроницаемой и удобной. Лучше всего для экстремальных условий подойдут «берцы». Из «верха» подойдет что-то влагоустойчивое, например, дождевик. А еще понадобятся кожаные перчатки, запасные носки и что-то на голову. Конечно же, нужны: рация для связи «со своими», два фонаря (шахтерский и фонарь – прожектор), прибор ночного видения (ПНВ), каска, на всякий случай, респиратор, компас, кусачки, аптечка, «кошки», противогаз и рюкзак, куда все это сложить. Это минимум, и приобретается он в специализированных магазинах. Теперь давайте решим в какой отряд нам вступить. Всего их четыре. Если вам интересны помимо подземелий еще и наземные недостроенные, или заброшенные здания – то вам в отряд «диггеры-сталкеры».Они, кстати, еще и археологией увлекаются.

Самые опытные – «диггеры-ветераны». Это те, которые исследовали катакомбы еще в 90-х. Есть и «диггеры-спелеологи», сотрудничающие со спелеологическим клубом «Абис». Но нам, новичкам, конечно же в «диггеры-рекруты». При чем последние могут быть отдельно женскими и мужскими. А каким образом вообще набираются группы «вольных туристов»? Андрей Ромашко: « В принципе, рекламы по телевизору, конечно, никто не дает. Все происходит либо через знакомых, либо случайным образом. Люди пишут на форумы, иногда информаторы сообщают о желающих. Затем на сайте выкладывается информация о месте сбора и отряды обычно до 6-7 человек выдвигаются на объект». Если вы не смогли приобрести себе заранее подходящий «костюмчик», не беспокойтесь. Экипировку ребята собирают вместе и следят за тем, чтобы у новичков было все, что необходимо. Ну что ж, пройдемся по «коридорчикам»?  

Не  бойся – это  прошлое...

Тихо, тепло, сыровато, говорят в полголоса  и не делают резких движений. Идти почти  везде можно свободно, в полный рост, только аккуратно, чтобы не упасть и не наступисть на какую-нибудь живность. Конечно же, у главных в руках карта, но маршрут им известен по предыдущим вылазкам, новичков на неизведанную территорию не берут. А знаете, как можно по карте узнать о возможном тоннеле?! Ставите точки между вентиляционными киосками и соединяете их – вот вам и возможное местонахождение коридора. Так что же интересного можно найти в этом историческом прошлом нашего города? Андрей Ромашко: «Много чего. Само по себе наличие под землей огромных пустых пространств завораживает. А представьте себе специально обустроенные комнаты с различной техникой (советской еще, конечно), обросшей паутиной; помещения под лаборатории, с до сих пор оставшимися колбами. Можно найти флаги, плакаты, всякую символику, кости, черепа, да Бог его знает, что тут могло происходить во времена активного использования подземелий! Дайте волю фантазии, приправленной знаниями о различных исторических периодах. Находили даже расстрельные камеры с гильзами на полу и запекшейся кровью».

А знаете, что самые древние подземные ходы, найденные в районе Кишинева, относятся еще ко временам турецкого нашествия?! Как ни крути, а диггеры – это экстремалы. Кстати, один из минусов сегодня – это отсутствие в нашей стране системы гражданской обороны. Сегодня в школах не проводятся никаких занятий и специализированных учений. А раньше любой знал: воздушная тревога – все в катакомбы! Ведь одно из основных назначений подземных сооружений – это защита населения при чрезвычайных вмешательствах извне. Да, точно также, как при турках!

А что же в будущем?

Андрей  Ромашко: «Мы планируем придать КДК статус официального, то есть создать Организацию. Одной из целей которых будет продвижение диггерства в Кишиневе вообще и, конечно же, более подробное изучение мест. Я думаю, прежде всего, это необходимо с исторической точки зрения, ведь люди даже понятия не имеют, «на чем» они живут. Также в наши цели входит тесное сотрудничество со специалистами смежных областей, археологами, спелиологами...Одно из стремлений Организации – автономность, то есть отсутствие финансирования извне, а основное поле деятельности – исследования и «подземный» туризм. На Западе это уже очень распространенная вещь. А почему бы и нет?!». Вообще, несмотря на то, что диггерством многие начинают увлекаться просто из стремления к необычности, экстриму, новым ощущениям, ко многим потом приходит и понимание того, что историческое прошлое, особенно родного города, изучать не только полезно и интересно, но даже очень...ответственно! Представьте себе, что вместо того, чтобы сохранить наследие и сделать катакомбы историческим памятником, по подземным тоннелям пустят «иномарки», стены обобьют пластиком и в ларьках будут продавать сигареты! Кому-то это может показаться и круто, но переоборудовать музеи в супермаркеты тоже круто, только какие же мы после этого уважающие себя граждане?!...

Утерянные «сокровища» одного музея

Более 90 тыс. экспонатов первого кишиневского музея канули в лету...

В конце 19 века в здании нынешней галлереи «Alexander» располагался первый кишиневский музей, а его основатель, первый молдавский археолог Иван Касьянович Суручан был одним из самых видных и признанных исследователей Бессарабии и древнего Причерноморья. Знает ли об это кто-то теперь?!

Следствие моды

В середине 19 века маленькое село со старым названием Вадул-луй-Водэ принадлежало помещице Наталье Сикард, жене француза Шарля Сикард, ставшего еще в годы русско-турецкой войны правой рукой «Дюка» (того самого любимчика одесситов, герцога Ришелье). Страстная любительница исторических ценностей, Наталья стала собирать в своей усадьбе «диковинки», которые сама привозила из дальних стран, либо которые ей прямо с полей приносили местные крестьяне. За 20 лет в коллекции собралось множество этрусских ваз из Италии, чернолаковых сосудов из Афин и Каринфа, кельтских древностей, присланных находок из древнего Египта, которые вполне «уживались» с молдавскими надгробными плитами. Когда коллекция заполнила дом и нуждалась в тщательном изучении и классификации...в историю семьи Сикард вошел и надолго в ней остался Иван Касьянович Суручан.

У первого молдавского археолога уже на тот момент была страстная идея создать музей, который бы просвещал и содействовал развитию науки и культуры. Решение, что о коллекции помещицы должны знать люди, вылилось в статью в тогдашних «Губернских новостях». Через несколько лет кое-что из собранных «богатств скучающей дамы» перекочевало в кишиневский «Музей Древностей Понта Скифского» И. К. Суручана, но большинство предметов почему-то бесследно исчезло, как, собственно, вскоре и модное увлечение дворян собирать «старину».

«Непростой» коллекционер

В 1887 году в доме по улице Семинарской 37 (теперь Banalescu Bodoni 41), купленном уже на имя Ольги Суручан (дочери Натальи Сикард) музей зажил по-новому. В просторном двухэтажном здании с двенадцатью комнатами внутри и тремя комнатами во флигеле, что выходят в Варфаломеевский переулок (нынче Театральный) расположились более чем 12 тыс. экспонатов, многие из которых редкие и уникальные. Три комнаты занимали только египетские древности, а античным амфорам, черно- и краснолакированной посуде из Рима и Греции не было числа. Изделия из стекла, бронзы и золота, стеллажи с ольвийскими и редкими генуэзско-татарскими монетами заполняли пространство комнат и передавали эстафету во двор, мраморным плитам с древнегреческими и латинскими надписями.

Огромная библиотека с рукописями по истории и культуре края, с подлинными господарскими грамотами и актами занимала две комнаты. Музей был открыт и для простых посетителей и для искушенных любителей. Коллекция Суручана соперничала с единственным на то время на юго-западе России Одесским Археологическим Музеем. Но в отличие от фривольных дворян - коллекциониров своего времени Суручан был действительно ученым, первым молдавским археологом, поставившим целью не просто собирать, а изучать и исследовать древности Причерноморья и памятники Бессарабии. Он лично участвовал во многих экспедициях и раскопках на всем побережье Черного моря. Его исследовательскому чутью раскрывались древности скифов и сарматов, византийские памятники, кочевничьи курганы, Тира, Аккерман и таинственный древнегреческий город Ольвия, раскопки которого он начал один из первых еще в 1886 году. И кстати, уже тогда он использовал передовой метод исследования курганов путем закладывания канав и траншей, в то время как его коллеги аж в XX веке копали все еще колодезным способом.

Непризнанный безумец

Еще в 1884 году в Одессе на VI Археологическом съезде И. К. Суручан привлек внимание крупнейших археологов России и не только своей невероятной по ценности коллекцией, но и знаниями в картографии «Золотого берега», кстати любимого места византийского императора Константина Багрянородного. Признанный за рубежом гений и непризнанный безумец на Родине, археолог работал один, без единомышленников и последователей, сам изучал древние языки и копался в специализированной литературе. Даже пытался вести борьбу с братьями Гохманами и их прославившейся в ту пору фабрикой фальсификаторов древностей, потому что сам иногда попадался на их уловки. Но благодаря знаниям и кропотливому труду подделки если и имелись в его коллекции, то в единичном количестве. В 1885 году его избрали членом Русского Археологического общества и членом Румынской Академии Наук в Бухаресте. Но это его не спасло от тяжкого одиночного труда и славы безумца. В 1897 году во время очередных раскопок Суручан простудился и вскоре умер, его похоронили на Армянском кладбище...

А в 1898-ом Бессарабская Губернская Ученая Архивная Комиссия попыталась приобрести «Музей Понта Скифского», но 90 тыс. единиц коллекции были ей не под силу и от первого кишиневского музея отказались. От библиотеки отказались по тем же причинам. Всего несколько амфор перешли позже из Краеведческого Музея МССР в Национальный Исорический Музей Молдовы, несколько книг оказались в библиотеке Академии Наук, остальные попали наверняка в частные руки букинистов. Что-то из экспонатов перепало Херсонскому Государственному историко-археологическому Музею, что-то Эрмитажу, Берлинскому Музею и даже Музею в Бухаресте. Но остается открытым и по сей день вопрос, куда же делась остальная часть девяностотысячной коллекции первого кишиневского музея?!

Мумии под Кишиневом

Самыми экзотическими экспонатами музея И.К. Суручана были три древнеегипетские мумии.

После статьи о кишиневских катакомбах, опубликованной в «АиФ Молдова» от 1.02. 2010 в редакцию позвонил Николай Антонович КЕТРАРУ - главный научный сотрудник Национального Музея Истории Молдовы и рассказал почти мистическую историю...

- «Я начал заниматься археологией в 1956 году. Тогда о Суручане почти никто ничего не знал и я стал собирать информацию. Мне стало известно и о мумиях, которые он самолично привез из Египта и которые были самой большой диковиной для кишиневцев конца 19 века, но я почти ничего не знал о катакомбах под городом. И тут меня осенило! После смерти И. К. Суручана его жена перевезла всю коллекцию в специально построенный для этого дом в Вадул-луй-Водэ. Завещания не было, дети были еще несовершеннолетними, поэтому продавать экспонаты по отдельности запрещалось законом, а целиком от музея, как известно, отказались. И только с 1900 года началась активная распродажа и безвозмездное дарение, продолжавшиеся около 17 лет. Во время революции поместье дважды грабилось, при этом погиб и один из сыновей Суручана, а оставшиеся предметы коллекции бесследно исчезли».

-И мумии тоже?

- «Почти все из распроданных предметов я нашел, что в Одессе, что в Эрмитаже, что в Берлине. Но 3 древнеегипетские мумии в стеклянном саркофаге пропали. Саркофаг был огромным и вывезти его куда-либо незаметно было почти невозможным, и сведений в архивах о его продаже тоже нет. В 1992 году я случайно познакомился с дальним родственником Ольги Суручан. Он показал мне дом в центре Кишинева, в который она переехала после смерти мужа. Вполне вероятно, что некоторые самые ценные предметы коллекции она хранила именно там. По его воспоминаниям в 1946-47 гг. на месте этого дома (или напротив) был детский сад. Маленькая девочка забралась в подвал и испугалась до смерти. Что она там увидела одному Богу известно, только сразу после этого случая проход замуровали. На этом история обрывается, потому что родственник вскоре умер, а больше никто ничего рассказать не мог. В то время мало кого это интересовало, а сведения о подземном городе были засекречены до 90-х гг».

Возможно, ребенок испугался тех самых мумий, которых Ольга Суручан спрятала под своим домом?!

По следам кишиневских мумий. Часть II

Поиск утерянных молдавских сокровищ из древнего Египта пошел «разветвленным ходом».

Недавно мы писали о жене первого молдавского археолога, которая, возможно, спрятала саркофаг с тремя мумиями в подземелье своего дома в центре Кишинева. Но добраться до этих подземелий оказалось не так просто...

К поискам пришлось подключиться не только диггерскому кишиневскому клубу, но и ребятам-спелеологам из «АБИСа». Есть ли под Кишиневом сеть разветвленных ходов, соединяющаяся под центром города и включающая в себя бункеры под особо важными государственными зданиями, можно только догадываться. По словам директора диггерского клуба Андрея Ромашко такое возможно. Вернее, «бункеры то есть, и подвалы под всеми частными зданиями, построенными в городе в 19- начале 20 века есть, но вот связано ли все это в подземную сеть, по коридорам которой можно попасть в любую часть подземного города – это вопрос, требующий досконального практического изучения». И с сложностями этого процесса журналистам, диггерам и спелеологам, подключившимся к поискам мумий, пришлось столкнуться лицом к...стене!

Железная дверь и железное «нет».

Спуститься непосредственно под дом, где жила Ольга Суручан (в советское время там был детский садик), в подвале которого девочка увидела что-то, испугалась и после чего проход замуровали – невозможно. По некоторым причинам. Поэтому пришлось идти в обход. По словам диггеров: «Один из возможных коротких путей к этому месту – Исторический музей. Вернее, по нашей карте, от музея к центру города вполне может пролегать подземный коридор». Учитывая, что здание музея построено еще в позапрошлом веке и это бывшая мужская гимназия, то почему бы и нет? Почему бы и не связываться музею с другими важными зданиями 19 века подземным коридором? Но это теория. Единственный пока что найденный факт заключается в том, что в подвале музея есть железная дверь, о которой говорил наш археолог Николай Кетрару и о которой знает сам директор музея. Ведет ли эта дверь просто в подземный бункер (бомбоубежище), или куда-то дальше - так и осталось загадкой, потому что на просьбу посодействовать редакции в вопросе, важном для науки и для самого музея директор отказался. Железную дверь он нам открыть не захотел. Только вот почему, если там всего-навсего подвал, или бомбоубежище?! А может, закрома музея?! В любом случае, отказ был обоснован тем, что мумии - это всего лишь легенда и выдумки. Но даже если и так, поступок директора вызывает еще больше вопросов...

Винный подвал

Оставив идею с Историческим музеем, пришлось искать возможные спуски под землю в других местах. Одно из них оказалось намного дальше предполагаемого «захоронения» мумий, но зато более доступным. Под одним из зданий недалеко от центрально рынка тоже обнаружилась железная дверь, только не изнутри, а с поверхности земли. Решение, что там может быть подземный коридор сразу поставилось под сомнение спелеологами. Но попытка не пытка, тем более в науке. Разрешение туда спуститься мы получили без проблем. А спустившись обнаружили обыкновенный винный подвал, такой, какие строились раньше под большими купеческими усадьбами.

По словам директора здания правая стена подвала еще лет 15 назад продолжалась длинным коридором, проход в который потом замуровали, и создав тем самым обыкновенное замкнутое, как бы двухкомнатное помещение. Но наметанный глаз спелеологов, и в частности директора спелеологического клуба «АБИС» Игоря Телешмана опроверг это сведение вот чем: «Такая полукруглая кладка потолка очень характерна для обыкновенных винных подвалов, которые раньше у нас строили под каждым домом. Мы осмотрели стены на стыке с потолком и убедились, что они литые, то есть потолок дальше стенной кладки не продолжается, а значит и коридоров вправо или влево быть не может». В данном случае легенда и слова экспертов пошли вразрез, но факты были на стороне последних.

Найти вход под землю в Кишиневе, как оказалось, не сложно. Подвалы, действительно, есть под каждым частным домом в центре. Но проверять каждый подвал на наличие коридора дальше – не реально! Зато благодаря заинтересовавшимся этими поисками личностям, оказалось вполне реально приоткрыть еще несколько «железных дверок» в зданиях с большей исторической ценностью, нежели простые жилые поместья 19 века.

Повторение...


 
Количество просмотров:
3199
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2019 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.