26 Февраля 2020
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Главная
Приднестровье после Смирнова: что может измениться?
04.10.2007
Виталий Андриевский

Власти Молдовы настойчиво убеждают сегодня местную общественность и международных посредников в том, что с нынешним руководством Приднестровья, олицетворением которого для них является президент Игорь Смирнов, ни по каким вопросам договориться невозможно. Поэтому они намерены не только терпеливо дожидаться, «когда Смирнов уйдет», но и даже «помочь ему уйти». Учитывая, что в Приднестровье социально-экономическая ситуация сегодня довольно сложная и продолжает ухудшаться, близкие к правительству молдавские эксперты полагают, что это может произойти уже в самое ближайшее время.

Можно, конечно, не разделять эту точку зрения, но надо признать, что положение дел в Приднестровье практически на всех направлениях, действительно, резко ухудшилось. К тому же у нынешнего лидера ПМР появилась определенная – совершенно для него неожиданная и потому непросчитанная заранее - напряженность как в отношениях с руководством России, так и Украины. Совершенно очевидно, что те времена, когда Тирасполь мог рассчитывать на неизменную политическую и экономическую поддержку со стороны Москвы и Киева только потому, что декларировал свою «пророссийскую» или «проукраинскую» (в зависимости от ситуации) ориентацию, прошли. Причем, скорее всего, прошли безвозвратно. Нынешняя ситуация требует нешаблонных подходов к своему разрешению, готовности к переговорам, соглашениям, компромиссам. Но, к сожалению, окружающие Игоря Смирнова местные «ястребы» убеждают его в том, что нужен «совсем другой путь». Путь, при котором на вооружение берется идеология «осажденной крепости», когда власти региона насильно удерживают его в глухом тупике политической и экономической самоизоляции, теша себя странной надеждой на то, что Россия «опомнится» и начнет решать социальные и экономические проблемы Приднестровья. Естественно, за свой счёт. Опасные иллюзии. Расплата за них может быть слишком тяжёлой. В то же время, что бы там ни писали и ни говорили об Игоре Смирнове сегодня в Кишиневе, нельзя не признать, что он всё ещё остается наиболее сильным приднестровским руководителем, держащим ситуацию в регионе под своим контролем. И к нему лично, и к Григорию Маракуце очень многие приднестровцы, особенно люди старшего поколения, хорошо знающие, какую роль они сыграли в сложные 90 - годы, и сегодня относятся с искренним уважением. В деятельности Игоря Смирнова во главе Приднестровья были и большие удачи, и трудные периоды, и неудачи, и ошибки. К самой большой его ошибке следует отнести упорное нежелание обновить свою команду, влить в неё свежие силы, сделать ставку на молодых и профессионально подготовленных управленцев. Есть основания полагать, что если бы он сделал это, то, возможно, не случилось бы и нынешнего экономического и социального кризиса.

У Игоря Смирнова, как президента, много полномочий, поэтому многие считают его единовластным правителем Приднестровья. Но это не совсем так. Далеко не во всех своих действиях он самостоятелен. На практике он вынужден выражать и проводить лишь ту политику, которую вырабатывает высшая элита Приднестровья. Именно её можно считать «коллективным Смирновым». Во всяком случае, реальная власть в руках у этой группы. Если бы она захотела договориться с Кишиневом, то Смирнову не оставалось бы ничего иного, как этой договоренности достичь.

Однако, судя по всему, никакие договоренности с Молдовой в планы этой группы не входят. Поэтому уход из власти лидера ПМР Смирнова, если он, действительно, состоится, мало что изменит. Как, впрочем, и уход в Молдове президента Воронина вряд ли приведет к кардинальному пересмотру позиции Кишинева в вопросе о путях и способах приднестровского урегулирования. И в Тирасполе, и в Кишиневе пока слишком сильны те влиятельные политические и экономические группы, которые, в силу разных причин, не хотят договариваться между собой.

Но, в любом случае, весьма интересно рассмотреть, кто же сегодня может претендовать на то, чтобы взять власть в «постмирновском Приднестровье» в свои руки и что случится в том случае, если Смирнов всё-таки уйдет.

По мнению многих экспертов, на это могут сегодня претендовать лишь три политические силы Приднестровья.

Это, во-первых, Республиканская партия «Обновление», которая имеет большинство в Верховном Совете ПМР. «Обновление» - это партия реформаторов и прагматиков. Во-вторых, Патриотическая партия Приднестровья, декларирующая стремление выражать и защищать интересы консервативной части населения региона. Важно отметить, что при всём их негативном отношении к Молдове, они все же допускают возможность ведения переговоров с ней и налаживания между двумя сторонами если и не совсем дружеских, то, во всяком случае, нормальных, цивилизованных отношений.

И, в-третьих, это властная группировка, в которую входит часть нынешнего высшего руководства ПМР и несколько наиболее агрессивно настроенных по отношению к Молдове политологов и журналистов - изоляционистов, которые активно препятствуют любым формам контактов между Тирасполем и Кишиневом.

Республиканская партия «Обновление» во главе со спикером ВС ПМР Евгением Шевчуком всё более заметно доминирует на политической сцене Приднестровья. Что приятно удивляет в этой партии, так это её командный дух. Инициативы партии по различным вопросам социальной и экономической жизни региона озвучивают не только лидер Евгений Шевчук, но и многие его товарищи по руководству партии.

Это очень интересная модель развития партии нового типа, когда ставка делается не только на «всезнающего лидера», но и на компетентных в тех или иных вопросах людей. В случае прихода этой партии к власти, уже сегодня можно с большой долей уверенности прогнозировать, кто именно из её членов и сторонников станет министром экономики, кто будет заниматься здравоохранением, кто образованием и т.д. К тому же, в такой команде есть серьёзные гарантии того, что её лидер не станет однажды всевластным «вождем», со всеми вытекающими из этого последствиями, а будет всегда лишь «первым среди равных».

К плюсам партии «Обновление» следует отнести её активную и творческую законодательную деятельность. Это очень хорошая школа для всех тех, кто стремиться в обозримом будущем взять власть в регионе в свои руки. Такой подход к партийному строительству может служить хорошим примером и для других приднестровских партий. И не только приднестровских. Законодательные инициативы этой партии, её экономические и социальные предложения дают основание говорить о ней как о «партии реальных дел». В этом плане её можно сравнить с партией «Единая Россия» и, не покривив душой, назвать «партией развития».

К очевидным минусам этой партии следует отнести тот факт, что она не выступает с предложениями о путях стратегического развития Приднестровья. Уклоняется эта партия также и от критики практики монопольного развития бизнеса отдельных предпринимательских структур в регионе. Это весьма плохо, так как партия не может не понимать, что монополизм отдельных компаний оказывает негативное влияние на развитие малого бизнеса в Приднестровье, что создает большие проблемы для местной экономики, препятствует созданию новых рабочих мест. Но, в целом, эта партия уже по многим параметрам готова не только к тому чтобы взять власть, но и для того, чтобы ответственно выполнить эту функцию.

Чего можно ожидать в том случае, если эта партия придёт к власти в регионе? Речь, в данном случае, идет об избрании лидера партии Евгения Шевчука президентом ПМР, что на сегодняшний день является наиболее реальным вариантом. Самые серьезные изменения, вероятно, произойдут, прежде всего, в экономической политике Приднестровья. Она станет более либеральной и более открытой. Ускорится и расширится процесс демократизации Приднестровья. Улучшаться экономические связи с Молдовой. В регион начнут проникать бизнес структуры из стран ЕС. Более активно и масштабно в Приднестровье станут работать предприниматели из России и Украины. В экономике и политике появится больше прагматизма. Но вот относительно того, что Приднестровье при новой власти пойдёт на договоренности с Молдовой по принципиально важным проблемам урегулирования конфликта, остаются очень большие сомнения. Переговоры, однако, скорее всего, возобновятся и будут способствовать решению ряда конкретных проблем, например, восстановлению права Приднестровья на свободную внешнеэкономическую деятельность, развитию транспортной инфрастуктуры, взаимному признанию разного рода документов, реализации взаимовыгодных совместных экономических и социальных проектов.

Судя по тому, как сегодня развиваются события в Приднестровье, основным соперником этой партии, будет Патриотическая партия Приднестровья, возглавляемая депутатом Верховного Совета ПМР Олегом Смирновым. Сильная сторона этой партии - это опора на тех, кто принимал участие в военных действиях 1992 года, кого в Приднестровье считают его защитниками и народными героями. Это очень решительные люди. Их называют людьми действия. Всех их объединяет негативное отношение к Молдове и стремление добиться международного признания независимости Приднестровья.

У Патриотической партии есть обостренное чувство социальной справедливости. Несмотря на то, что по своим взглядам её руководители и активисты убежденные консерваторы, то есть защитники существующих в регионе традиционных ценностей, по своей идеологии она всё же ближе к левым партиям.

Патриотическую партию Приднестровья часто называют «партией распределения» материальных благ. Хотелось бы думать, что справедливого распределения. Но, в целом, в политике этой партии ещё слишком много эклектики.

У Патриотической партии Приднестровья мало законодательных инициатив. Она не проявляет активности в экономической жизни региона. В целом, многие поступки этой партии пока очень трудно объяснить, а её дальнейшие шаги - спрогнозировать.

Имеются серьёзные сомнения в том, что кандидат от этой партии сможет выиграть президентскую кампанию. Вряд ли можно надеяться на то, что приднестровцы после ухода Игоря Смирнова изберут новым президентом его сына – лидера ППП Олега Смирнова.

Но вот на парламентских выборах эта партия может выступить весьма удачно. Особенно в том случае, если ей удастся объединиться с другими партиями, близкими им по духу и идеологии.

Исходя из сказанного выше, попытаемся спрогнозировать, как может повести себя эта партия, если возьмет власть в Приднестровье? Сделать это очень сложно, так как, судя по всему, даже сама партия не может пока дать на это чёткий и однозначный ответ.

У нее нет ещё достаточно солидного кадрового потенциала, чтобы заполнить своими людьми все властные структуры. У нее нет ещё также и отработанной программы развития региона. Поэтому дать определение её экономической и социальной политике сегодня практически невозможно.

Что же касается отношений с Молдовой, то, скорее всего, на первых порах эта партия займет достаточно жесткую позицию, продолжая идти по проторенной нынешней властью колее. Но затем сама жизнь, экономические и социальные реалии заставят её скорректировать свою позицию. Она, безусловно, будет достаточно жестким переговорщиком. Но говорить с Кишиневом она всё-таки начнёт. Это даёт определённую надежду на то, что со временем обязательно появятся и какие-либо конкретные результаты переговоров.

Отдельная тема – это приднестровские изоляционисты. Это сравнительно небольшая, но очень агрессивная и активная группа политиков, общественных деятелей, политологов, журналистов. Изоляционисты - это не столько политическая сила, сколько «группа влияния». Другие политические силы с ними стараются не связываться. Одни ими восхищаются, но, на всякий случай, предпочитают держаться от них в стороне. Другие их просто боятся, третьи сторонятся, четвертые с ними откровенно враждуют, пятые их презирают.

Наиболее вероятным кандидатом на должность президента от этой группировки может быть один из влиятельных представителей силовых структур ПМР. Сомнительно, однако, что эта группа сможет разработать цельную программу развития региона. Да это ей, по большому счёту, и не нужно. Она эксплуатируют и будет продолжать эксплуатировать две «ударные» идеи. Первая из них – это декларация «Приднестровье – русская земля». Спорить с идеологами изоляционистов в этом вопросе трудно. Как, впрочем, трудно спорить и с теми, кто называет один из российских регионов, родину Эммануила Канта, «немецкой землей», или Крым – «русской землей», а Буковину и Бессарабию – «румынской землей».

Вторая идея – это перманентная «борьба с внешними и внутренними врагами». Внешние враги – это Молдова, ОБСЕ, США. ЕС, а также все те политики и политологи, независимого от того, в какой стране они проживают, которые не поют хвалебные гимны нынешнему приднестровскому режиму и не признают независимость региона. Практически, это весь мир.

Есть у этой группы и внутренние враги. В их число в последнее время стали попадать даже те, кто на деле не раз доказывал свою любовь и преданность этому региону. Ими стали, например, «молдавинисты», «кишиневцы» (жители ПМР, являющиеся выходцами из Кишинева), лидеры отдельных партий. Почитаешь, что пишут и говорят сегодня приднестровские новоявленные «вышинские» и «лысенки» о «врагах народа», и становится страшно. Такое впечатление, что время вдруг откатилось на 70 лет назад. Тут уже мало просто говорить о том, что «маразм крепчает». Нужно бить в тревожный набат и во весь голос предупреждать общественность, что зловещие тени тоталитарного прошлого возвращаются, что «мёртвые хватают живых». Хотелось бы, чтобы это поняли, наконец, сами руководители региона, а также ведущие партии и общественность Приднестровья.

Так что же будет с Приднестровьем после ухода Игоря Смирнова, если, конечно, он в обозримом будущем всё-таки состоится? Каких-то кардинальных перемен, скорее всего, здесь не случится. Поэтому, если официальный Кишинёв, действительно, серьёзно намерен договариваться с Тирасполем, ему не надо продолжать сидеть, сложа руки, и ждать каких-либо перемен «после ухода Смирнова». Нужно уже сегодня, с открытыми картами и честными намерениями, садиться за стол переговоров и начинать говорить со Смирновым. Нужно отказаться от ультимативных форм ведения переговоров и предлагать лишь такие темы, какие можно сегодня безболезненно решать как Кишиневу, так и Тирасполю.

И молдавскому, и приднестровскому лидеру нужно просто начинать говорить друг с другом как «с глазу на глаз», так и при участии международных посредников и наблюдателей. Нужно шире подключать к процессу обсуждения проблем общественность. Нужны новые «круглые столы», конференции, форумы. Нужны совместные проекты в области СМИ и Интернета. Нужно свободное общение на всех уровнях. И только в этом случае будет результат.

А вот продолжать и далее ждать, «когда уйдёт Смирнов», равносильно тому, что «ожидать у моря погоды». Всем известно, что такие ожидания, как правило, бесплодны. В лучшем случае. В худшем же они ведут лишь к тому, что ситуация с каждым днём становится только хуже.


 
Количество просмотров:
478
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2020 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.