14 Декабря 2018
В избранные Сделать стартовой Подписка Портал Объявления
...
Интервью
Страсти по стадиону
07.11.2007
Сергей КОЖУХАРЬ

 Уходящая неделя взорвала спортивный мир сенсацией общенационального масштаба. Реконструкция Республиканского стадиона, снос которого могла воочию наблюдать этим летом вся столица, была поручена Агентству спорта, отнявшему это право у Федерации футбола Молдовы. Таким образом, если положение дел не изменится, будущая арена будет находиться в ведомстве государства, а не FMF, как планировалось ранее.

Впрочем, прежде чем разбираться в интригах противостояния двух мощных спортивных структур, развернувшегося на разрушенном стадионе, давайте вспомним историю самой арены. Ведь, как справедливо утверждал классик, не зная истории, нельзя понять настоящее.

Республиканский стадион был построен в 1951-м году по указанию тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Молдавии Леонида Брежнева, за что мы до сих пор вспоминаем бровастого генсека с благодарностью. Новенькая арена вмещала около 25.000 зрителей, а ее футбольный газон считался, по воспоминаниям старожилов, одним из лучших в Союзе.

Стоит ли удивляться, что стадион сразу же зажил бурной, переполненной спортивными событиями жизнью? Став домом для сильнейшей футбольной команды республики, он также принимал соревнования легкоатлетов, причем, как республиканского, так и международного уровня. Этому способствовало и то, что в 1974-м году огибавшие газон гаревые дорожки оделись в более соответствующую духу времени резину. Несколько лет спустя, разбегаясь по этой резине, прыгунья в длину Вильгельмина Бардаускене установила новый мировой рекорд, впервые в истории «выпрыгнув» из семи метров. А сборные СССР и ГДР провели здесь исторический матч по многоборью.

Впрочем, задолго до этих знаменательных соревнований состоялось событие, которое аукнется уже в 90-е годы. Были реконструированы западная и восточная трибуны – наиболее посещаемые, а, значит, и наиболее изнашиваемые сегменты стадионного овала.

В последние два десятилетия существования СССР Республиканский стадион стал настоящей спортивной Меккой. На его территории были организованы массы секций – по футболу, легкой атлетике, тяжелой атлетике, теннису – и практически еженедельно проводились разнокалиберные соревнования и мероприятия спортивно-массового характера.

После обретения Молдовой независимости Республиканский стадион оказался единственным, на котором нашей национальной команде было дозволено проводить домашние матчи. Впрочем, уже тогда стало ясно, что не ремонтировавшийся почти 30 лет стадион не соответствует общеевропейским нормам. Однако единственное, что было сделано, дабы подтянуть арену к зарубежным стандартам – это установка пластиковых сидений, заменивших старенькие, напоминавшие о славных временах «Буревестника» и «Авынтула», деревянные скамейки. Правда, и это благородное начинание не было доведено до конца – выяснилось, что южная и северная трибуны, стоящие еще с того самого 1951-го года, находятся в аварийном состоянии и просто не выдержат установку пластиковых сидений. Решение, напрашивавшееся само собой – отремонтировать обветшавшие «пелузы» - руководству арены было не по карману, так как уже в середине девяностых, стадион бедствовал.

И хотя в те годы на Республиканской арене тренировались и играли различные футбольные команды, проходили рок-концерты и собирались воскресные толпы иеговистов, выручаемых от этих мероприятий денег все равно не хватало. В результате трибуны стадиона быстро ветшали, долги перед коммунальными службами неуклонно росли, а краса и гордость арены – футбольный газон – очень быстро превратился, как сейчас модно говорить, в кочкодром.

Именно в это смутное время с чьей-то легкой руки часть объектов на территории стадиона была отдана третьим лицам. В южной части арены обосновался израильский культурный центр, в восточной была открыта автомастерская, северо-восточный угол занял спортивный клуб «Кенгуру» (потом там, правда, появилась табличка Федерации Молдовы по сквошу и клуба боевых единоборств «Хваранг»), а северо-западный – парковка и частный теннисный клуб.

Тем не менее, главный стадион страны продолжал медленно, но верно деградировать. Ежегодный косметический ремонт (на что-то более масштабное денег не хватало) положение не спасал. И вот в один прекрасный день инспекторы УЕФА, уже давно закрывавшие глаза на непривлекательный вид арены, все-таки выразили ей вотум недоверия. «Как же можно так себя не уважать?» - вопрошали чистенькие европейцы, ловя ртом воздух после похода по туалетам Республиканского стадиона.

В результате, международные матчи пришлось на долгое время перенести в Тирасполь и Спею – в отличие от столицы, в провинции к тому времени уже были построены современный спортсооружения (у спейской «Молдовы», впрочем, оказалась не менее печальная история – но это уже тема отдельного разговора).

Именно в это время пошли разговоры о реконструкции арены. Но пока государство занималось, в основном, разговорами, спортсмены пытались действовать. Все помнят, как еще во времена правления Леннарта Юханссона Федерация футбола договорилась с УЕФА о выделении гранта на реконструкцию арены. Почему идея не получила продолжения? На эту тему имеются разные версии. По одной из них, европейские чиновники требовали передачи стадиона на баланс FMF, что не нашло позитивного отклика у властей.

В конце концов, арену все-таки привели в относительно божеский вид. Кишиневский «Зимбру» накануне очередного старта в еврокубках на собственные средства отремонтировал подтрибунные помещения, туалеты и засадил некоторые участки газона новым дерном. По некоторым данным, это обошлось клубу почти в миллион леев. В свою очередь, Федерация футбола, также за свои деньги, ремонтировала освещение.

Увы - марафет продержался недолго. Очень скоро арену снова закрыли для международных матчей, и вопрос о ее реконструкции поднялся вновь. Однако с мертвой точки он сдвинулся лишь в начале этого года, после того, как Федерация футбола заявила, что располагает инвестором, готовым вложить деньги в строительство нового стадиона. В ответ правительство приняло волевое решение – снести на собственные деньги старые постройки и отдать территорию FMF. Впрочем, уже тогда заговорили о том, что стопроцентного демонтажа достигнуть не удастся, как раз ввиду того, что на территории стадиона находятся приватизированные объекты.

Тем не менее, 15 июня этого года стадион начали рушить, и уже к 22-му августа его каменный забор окаймлял голый пустырь. Плиты и пластиковые сиденья презентовали провинциальным стадионам, памятную плиту о рекорде Барадускене передали на хранение Федерации легкой атлетики. На стадионе остались только административное здание и объекты, принадлежащие третьим лицам – здание израильского культурного центра (впрочем, в конце лета носители идиша перебрались в другое помещение, расположенное, по иронии судьбы, возле стадиона «Динамо»), офис Федерации сквоша и клуба «Хваранг» (он, правда, в последнее время наглухо закрыт), теннисные корты и автопарковка.

Однако строительство новой арены до сих пор не началось. Директор стадиона Валерий Сула, общаясь с корреспондентом «М-С» возле мирно стоящего подъемного крана, разводит руками:

- Как видите, на стадионе никого, кроме меня, бухгалтера и сторожа, нет. Почему не начинается строительство? Понятия не имею.

И вот на днях пришла сенсационная новость. Решением правительства право на строительство Республиканского стадиона передается от Федерации футбола Агентству спорта. Естественно, произошло это без лишнего шума, но утаить столь большое шило в маленьком молдавском мешке, было невозможно. Информация стала достоянием общественности.

Узнав о произошедшем, редакция «М-С» попросило прокомментировать передачу стадиона руководителей обоих вовлеченных в историю организаций. К чести Андрея Чмиля и Павла Чебану они с готовностью отреагировали на просьбу об интервью.

Андрей ЧМИЛЬ:
Стадион построит государство

Главный спортивный чиновник страны принял нашего корреспондента в своем рабочем кабинете, уделив общению с прессой более получаса личного времени.

- Андрей Анатольевич, начнем с главного. Верно ли, что возведение Республиканского стадиона теперь поручено вашему ведомству?

- Да, это так.

- Тогда дополняющий вопрос – на каком уровне было принято это решение?

- На уровне президента страны. Могу вам объяснить, почему это произошло. Вследствие инициативы Федерации футбола, а затем и соответствующего постановления правительства, право на строительство и эксплуатацию Республиканского стадиона было предоставлено FMF. Немаловажным стимулом к принятию данного решения стало заявление представителей федерации, что у них есть инвестор, а, значит, и деньги на реконструкцию арены. Но 25 августа, когда фактически был закончен демонтаж старого стадиона, у FMF, к сожалению, не оказалось ни контракта с инвестором, ни денег, ни даже проекта.

Это было заявлено устно президентом Федерации футбола в присутствии премьер-министра страны.

- После этого и состоялась передача строительства Агентству?

- Абсолютно верно. В виду того, что реконструкция главной арены страны имеет не только спортивное, но и политическое значение, решением президента, которое затем было подтверждено постановлением правительства, все действия по изысканию денег, по нахождению инвестора, по проектированию и строительству стадиона были поручены нам.

- То есть, знаменитая фраза Павла Чебану «Дайте нам ровное место, и мы построим стадион», была ничем не подкреплена?

- Получается так. Государство сделало все возможное, чтобы требования, которые выдвинула FMF, были выполнены. Единственный вопрос, который еще не решен до конца, касается владельцев некоторых объектов, расположенных на территории стадиона, и выкупленных через аукционы частными лицами. Сейчас этот вопрос решается. Но он не имел никакого отношения к проектированию и строительству новой арены.

- Но ведь национализация этих объектов, наверное, тоже входила в требования футбольного ведомства?

- Есть вопросы, которые решаются не только на уровне правительства, но и на уровне парламента. Национализация приватизированных объектов – один из них. И, увы, это довольно времеемкий процесс. Но я еще раз повторяю: факт наличия на территории приватизированной недвижимости никоим образом не мешал проектированию и строительству нового стадиона.

Перед вами проект будущей арены (Андрей Чмиль указывает на подробную цветную схему, лежащую на его рабочем столе). Как вы видите, ни здание административного корпуса, ни здание израильского культурного центра, ни спортивный клуб «Кенгуру», ни теннисные корты не находятся на ее территории. А, значит, строительству не мешают.

- Помимо национализации перечисленных вами объектов, какие еще требования были выдвинуты перед вами руководством FMF?

- Начнем с того, что у стадиона не было сертификата на владение землей, на которой он, собственно, стоит. Агентство провело очень серьезный объем работы, и сертификат был получен.

Второе. Акционерное общество «Республиканский стадион» имело исторические задолженности – перед «Термокомом», перед «Union Fenosa», перед многими другими. Из спецфонда правительства было выделено около 1.900.000 леев, и долги были погашены.

Третье. Была проведена оценка полученного в процессе демонтажа земельного участка.

Четвертое. В соответствии с предъявленными требованиями, Агентство было готово предоставить необходимую документацию для официальной регистрации совместного АО с FMF.

Кроме того, был полностью демонтирован стадион. Получается практически все, что государство должно было выполнить, оно выполнило.

- Однако со стороны Федерации футбола продолжения не последовало…

- Я вам скажу честно – я с нетерпением ждал 25 августа, даты, на которую было намечено окончание демонтажа. Хотелось все закончить, перекреститься и отдать стадион Федерации футбола. И я очень надеялся, что затем туда придут ее представители, и начнут работу. К сожалению, наши надежды не оправдались.

- В случае, если бы стадион строила Федерация футбола, в чьей собственности находилась бы арена?

- Было бы создано акционерное общество, 65 процентов акций которого принадлежало бы FMF. За государством оставался бы 35-процентный блокирующий пакет. То есть, планировалось, что эксплуатировать и управлять Республиканским стадионом будет именно Федерация футбола.

Исходя из того опыта, который у меня был до того, как я заступил на должность директора Агентства спорта, я знаю – если человек решил что-то построить, он не будет сидеть, сложа руки, и ждать, когда ему освободят площади. Он будет параллельно заниматься проектированием, подготовкой сметных документов, поиском субподрядчиков, закупкой стройматериалов и так далее.

- Федерация этим всем не занималась?

- Я контракта не видел! Контракта или хотя бы договора о намерениях между Федерацией футбола и потенциальным инвестором. Один раз нам был представлен некий австриец, который рассказывал, что необходимо быть более активными и как нужно строить стадион. Все.

Зато постоянная критика со стороны FMF в наш адрес – да, это было. Нас обвиняли, что мы ничего не делаем, что мы тормозим процесс. Нас вечно пришпоривали и при этом использовались любые имеющиеся под рукой средства – пресса, телевидение, общественное мнение. Дошло до того, что в последние недели, чтобы закончить все вовремя, люди работали с раннего утра до позднего вечера. Мой заместитель Вадим Смынтынэ, которого пришлось в экстренном порядке вызвать из отпуска (это в августе, не знаю, как это ему простила жена) лично сделал 840 фотографий, запечатлев все стадии процесса от демонтажа арены (у нас есть исключительные по своей исторической важности фото) вплоть до окончательной передачи материала.

То есть, молча, сжав зубы, мы решали поставленную перед нами задачу.

И если бы мы заранее знали, что у федерации, как говорится, есть желание, но нет возможностей, или, хотя бы участвовали в совместном обсуждении вопросов строительства новой арены, поверьте – сейчас пустыря бы уже не было. Там уже велись бы работы. А так, по вине FMF, мы потеряли грандиозное количество времени.

Впрочем, стадион, в любом случае, будет построен. Я знаю, ходит масса кривотолков, согласно которым, чего там только не собираются строить. Но я говорю со всей ответственностью, повторяя слова Владимира Николаевича Воронина: «Стадион там был – стадион там будет».

Павел ЧЕБАНУ:
Нас три года водили за нос

У каждого своя правда. Памятуя об этом мудром высказывании, «Меридиан-Спорт» попросил высказать свою точку зрения по данному вопросу и главу Федерации футбола Павла Чебану. Беседа, вылившаяся фактически в монолог главы FMF, длилась около часа и также открыла массу интересных подробностей.

Начал Павел Георгиевич издалека:

- 2 февраля этого года у меня была встреча с президентом страны. Мы обсуждали различные вопросы, и как-то вскользь коснулись темы Республиканского стадиона. Я тогда сказал, что у федерации есть инвестор, готовый вложить деньги в реконструкцию арены. Но инвестор просит, чтобы вся ее территория была расчищена, с тем, чтобы на ее месте поднять уже новый стадион. При этом, часть площади использовалась бы для постройки бизнес-центра, благодаря которому инвестор планировал окупить свои затраты. Затраты, включавшие в себя как постройку стадиона, так и его дальнейшее содержание.

И уже 16 февраля Владимир Воронин собрал заседание, на котором присутствовали такие люди, как премьер-министр страны Василе Тарлев, тогдашний глава городской администрации Вячеслав Иордан, заместитель директора Агентства спорта Вадим Смынтынэ, тогдашний глава Агентства по строительству Игорь Семеновкер и главный архитектор города Никон Запорожан. По итогам этого заседания было составлено постановление, включившее в себя семь пунктов. Перечислю некоторые из них.

Пункт первый. Создание акционерного общества со следующими учредителями – Федерация футбола Молдовы и государственное предприятие. Ответственные за выполнение – правительство РМ и Департамент молодежи и спорта. Срок – до 15 апреля сего года. Пункт выполнен не был.

Мы были вынуждены сами создавать это АО, назначив его главой бывшего пресс-секретаря FMF Василе Ватаману. При этом мы надеялись, что впоследствии Агентство спорта все-таки к нам присоединится, однако этого до сих пор не произошло.

Пункт второй. Передача 60.000 квадратных метров площади стадиона в собственность созданного АО. Это тоже выполнено не было.

Еще один пункт. Возвращение объектов находящихся на территории стадиона из частной собственности. Ответственные за выполнение – Агентство спорта, примэрия. Срок – до 20 мая сего года. Тоже сделано не было. В ходе недавнего монтажа было разрушено только то, что можно было разрушить. Теннисные корты, клуб «Кенгуру», парковка – все это осталось, и работает как работало.

Таким образом, пункты постановления выполнены не были. Поэтому упреки в наш адрес о том, что мы, мол, даже проект нового стадиона не подготовили, несостоятельны. Инвестор четко дал понять - пока стадион полностью не расчистят, он не будет вкладывать деньги. Даже в проектирование.

И еще две важные детали. Уже когда шел демонтаж арены, Агентство спорта, вопреки вышеуказанному постановлению, прислало нам на подпись контракт, согласно которому мы должны были бы оплатить 65 процентов затрат по демонтажу.

В довесок мы получили-таки на подпись соглашение о создании совместного АО, однако здесь тоже появились ранее неоговоренные пункты. Один из них, например, гласил, что в случае, если FMF в процессе постройки арены хоть на день задержит выполнение своих обязательств, Агентство спорта будет вправе в одностороннем порядке разорвать контракт, при этом все, что уже было построено, будет передано в его единоличную собственность. Разве мы могли подписать такое кабальное соглашение? Однако впоследствии этот факт позволил Андрею Чмилю утверждать, что мы избегаем создания совместного АО.

Обидно. Обидно, потому что, когда Андрей Чмиль встал во главе Агентства спорта, мы обрадовались. Все-таки бывший велогонщик! Уж он-то, думали мы, будет по-настоящему бороться за интересы спорта, стоять горой за спортивные федерации. Но пока мы никакой поддержки от Агентства не получаем. Более того – именно с подачи Агентства спорта FMF была отстранена от данного проекта.

- Если реконструкцией Республиканского стадиона займется Агентства спорта, Федерация футбола построит свой собственный стадион?

- Обязательно. Как мы когда-то планировали, он будет небольшой, но зато будет соответствовать всем требованиям УЕФА. Одно обидно – мы потеряли массу времени. Фактически нас три года водили за нос.

- А что будет с вашим инвестором?

- В данной ситуации мы готовы свести его с Агентством спорта. Пускай строят вместе, нам не жалко. Для нас главное, чтобы у страны был свой стадион. Чтобы сборная не ходила с протянутой рукой, не гадала, где ей предстоит играть – на «Зимбру», на «Шерифе» или где-то еще.

Тем не менее, мы все еще надеемся, что люди, которые ответственны за спорт, все-таки одумаются, отбросят свои амбиции и вернутся к нашему проекту.

Источник: «МЕРИДИАН СПОРТ»


 
Количество просмотров:
1675
Отправить новость другу:
Email получателя:
Ваше имя:
 
Рекомендуем
Обсуждение новости
 
 
© 2000-2018 PRESS обозрение Пишите нам
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "PRESS обозрение" обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.