На устах
Обновление!!! Ошибка или начало государственного переворота? Часть I и Часть II
20.01.2014

Олег МАКАРЬ, юрист

Рассказывают, что один преподаватель на юридическом факультете говорил так: "Соблюдать закон может каждый, а вот обойти, создав видимость законности - это умение, за которое юристам платят деньги, большие деньги". К сожалению, необходимо констатировать, что сегодня данный принцип взят на вооружение многими, в том числе и теми, кто в силу занимаемой должности, важности принимаемых решений даже помышлять о подобном не имеет права.

Эта фраза вспомнилась после прочтения решения Конституционного суда от 05.12.2013 года. Нет, не берусь утверждать, более склонен считать, что в конституционном суде нельзя купить решение, однако после более детального ознакомления с решением суда, запросами, актами на которые ссылаются в данном документе, не покидает ощущение, что эта история написана с конца в начало, по принципу "реверс инжиниринга". Иначе, как можно объяснить следующие обстоятельства:

I. Нельзя, но если очень хочется...

Согласно законодательству, Конституционный суд имеет право высказываться исключительно по вопросам права. Этот принцип отмечен и в ст. 109, 110 решения от КС от 05.12.2013:
109. В этом контексте, Конституционный суд напоминает, что в Постановлении №17 от 12 июля 2010 года он отметил следующее:
«3. Конституционный суд не будет давать политическую и историческую оценку событий в истории государства Республики Молдова […].
Конституционный суд выскажется только по правовым вопросам, приведенным в обращении […].»
110. Следуя этой логике, Конституционный суд отмечает, что не находится в положении, чтобы давать научную оценку названию государственного языка либо его единичности, так как эти вопросы относятся к компетенции академического, а не политического или юридического сообщества.


В обращении А. Гуцу от 26.03.2013 AG № 101 к конституционному суду, содержится следующая просьба:
- Дать толкование синтагмы из ст.13 Конституции РМ "молдавский язык, функционирующий на основании латинской графики" может быть приравнен семантически с синтагмой "румынский язык", с учётом, что исключительно синтагма "румынский язык" действительна с научной точки зрения, факт подтвержденный современными лингвистическими исследованиями и используемый без исключения в образовательных и научных процессах в РМ?

Таким образом, суду было направлено обращение дать толкование ст. 13 Конституции опираясь на "научную точку зрения". Возвращаясь к вышеизложенным принципам, логически напрашивается ответ на вопрос о приемлемости (т.е. о правомочности КС согласно статье 135 Конституции РМ рассматривать подобный вопрос), на что суд ответил 12.04.2013, признав обращение приемлемым.
Необходимо обратить внимание, что в самом тексте решения, в ст. 2 конституционный суд процитировал только часть обращения, а именно:

2 "Автор обращения попросил Конституционный суд путём толкования ст. 13 из Конституции разъяснить:
- если синтагма "молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики" может быть семантически равнозначен синтагме "румынский язык".


Почему так, или судьи не дочитали фразу из обращения, или так надо?

Решение о приемлемости могло бы показаться странным, особенно размышляя о перспективах обоснования решения, однако не для тех, кто видит будущее.

12.09.2013 года судебное заседание отложено судом без определения новой даты рассмотрения.

17.09.2013 в Конституционный суд поступило новое обращение, подписанное М.Гимпу, В. Мунтяну, К. Фусу, Б. Виеру и Г. Брега о толковании положений ст.1 ч.(1) в соотношении с положениями ст.13 ч.(1) и преамбулой Конституции Республики Молдова, выступая за:
- признание Декларации о независимости Республики Молдова как имеющей
силу акта вышестоящего по отношению к Конституции Республики Молдова;
- устранение противоречия между положениями Декларации о независимости Республики Молдова и ст.13 ч.(1) Конституции Республики Молдова и приведение названия официального языка Республики Молдова в соответствие с юридическим актом, признанным Конституционным судом Республики Молдова вышестоящим актом. 


15 октября 2013 года Анна Гуцу внесла дополнение к обращению, высказавшись за придание Декларации о независимости Республики Молдова, принятой 27 августа 1991 года, статуса конституционной нормы, подтвердив, таким образом, что официальным языком Республики Молдова является румынский, а не «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики», как указано в ст.13 Конституции Республики Молдова.

К сожалению, дополнения к обращению от 15.10.2013 поданного А. Гуцу нет на сайте конституционного суда, нет в рубрике зарегистрированных заявлений, нет в электронном формуляре решения.

Как говорят, красиво…

Подведя итоги первой части, надо сказать честно, что после ознакомления с указанными документами, стало не по себе, так как учитывая существующие реалии и различные прецеденты, ничего хорошего ситуация не предвещала и предчувствие не обмануло.

При этом, хочу отметить, что далее мы будем, все же, рассматривать другие аспекты решения Конституционного суда, несмотря на то, что не нашли в статье 135 Конституции РМ каких либо оснований для приемлемости к рассмотрению КС поступившего запроса.

II. Смотрим внимательно, смотрим глубоко, но перед глазами не видим.

Статьи 9-21 решения Конституционного суда от 05.12.2013 озаглавленные "Исторические предпосылки", содержат историческую ретроспективу, начиная с Молдавского княжества 1359 года и до современности, включая 27.08.1991. Как известно, существует множество вариаций изложения исторических событий в указанный период. Кому-то ближе одно, кому-то другое. Как говориться, сколько историков, столько и мнений. И если даже за последние двадцатилетие, когда нет давления социалистической идеологии, профессора и академики не могли прийти даже к близкому общему знаменателю, однозначно, что спорить по данным вопросам можно бесконечно долго. Опираясь на принципы юриспруденции, очевидно одно, что до тех пор, пока существует спор и пока нет окончательного решения, нельзя спорные факты положить в основу выводов, тем более нельзя данные факты положить в основу другого судебного решения.

В связи с чем возникает вопрос, насколько обоснованны факты, о которых не утихают споры, могу ли быть изложены и взяты за основу в решении конституционного суда?

Может ли конституционный суд, в противоречие Конституции и действующего законодательства, без мнения народа республики Молдова выраженного путём всенародного референдума, принять решение, какое наименование должен носить государственный язык? Ответ очевиден, однако, к сожалению, не для всех.

Необходимо остановиться на статье 21 "исторического" раздела, так именно вокруг одной фразы содержащейся в данной статье построено всё решение конституционного суда в части определения, какое наименование языка должно быть использовано:

21. В Декларации о независимости от 27 августа 1991 года Парламент Республики Молдова провозгласил независимость страны по отношению к СССР в границах бывшей Молдавской Советской Социалистической Республики. Согласно декларации о независимости Республики Молдова, язык называется "румынский". 2 марта 1992 года Республика Молдова стала членом Организации Объединенных Наций и была признана международным сообществом.

Фраза, о которой мы говорим, это "Согласно декларации о независимости Республики Молдова, язык называется "румынский"". Из этой фразы, цитируемой и интерпретируемой суд десятки раз, через призму прав и норм, практики, в том числе африканских государств, суд пришёл к известному выводу в ст. 124 "Норма Декларации о независимости о румынском языке, как государственном языке РМ, превалирует над нормой ст.13 Конституции о молдавском языке".

Особенно сильные эмоции и впечатление вызывает использование указанной фразы в изложенном варианте, принимая во внимание, что в решении конституционного суда в полном объёме процитирован текст Декларации о независимости, в которой фраза "румынский язык" присутствует только в одном месте Преамбулы и изложена в следующем виде (полная цитата абзаца):

НАПОМИНАЯчто в последние годы демократическое движение за национальное освобождение населения Республики Молдова еще раз подтвердило его стремление к свободе, независимости и национальному единству, выраженное в заключительных документах Великих Национальных Собраний, состоявшихся в Кишиневе 27 августа 1989 года, 16 декабря 1990 года и 27 августа 1991 года, в законах и постановлениях Парламента Республики Молдова о провозглашении румынского языка государственным и о возврате ему латинского алфавита от 31 августа 1989 года, о Государственном флаге от 27 апреля 1990 года, о Государственном гербе от 3 ноября 1990 года и об изменении официального названия государства от 23 мая 1991 года; 

Каждый видит, что он хочет или как ему нужно. Как видят судьи КС, они указали в решении, однако с уверенностью можно сказать, что подавляющее большинство грамотного населения РМ могут увидеть, следующие:
e. Декларация есть документ провозглашенный парламентом, принятый в форме закона.
f. Декларация, будучи законом, состоит из преамбулы и непосредственного того, что решил или провозгласил парламент.
g. Законодательство Республики Молдова прямо устанавливает: преамбула не имеет юридической силы и не является частью нормативного содержания акта. Преамбула образно говоря, пояснительная записка к нормативному акту, изложенная в самом акте, это известное правило.
h. В тексте Декларации о независимости в части указывающей, что провозгласил парламент, нет ни единого слова определяющего наименование государственного языка.

Таким образом, Декларация о независимости не содержит имеющих юридическую силу норм, определяющих наименование государственного языка. 

Несмотря на декларативный и необязательный статус информации указанной в преамбуле, вернёмся к тексту, который дал повод для дискуссии.

Парламент … напоминая … о стремлении … выраженному, в том числе в законах и постановлениях Парламента РМ провозгласивших наименование государственного языка от 31 августа 1989 года. Действительно в декларации использовано слово "румынский", однако здесь важно понимать, что Декларация не определяет, не устанавливает и не провозглашает, что румынский язык есть государственный. Декларация отсылает нас к нормативным актам, а именно законам и постановлениям парламента.
Очевидно, что для объективного решения поставленного вопроса необходимо обратиться к данным документам.

* Закон о возврате молдавскому языку латинской графики N 3462-XI от 31.08.1989. Перевод молдавского языка - романского по происхождению и структуре на латинскую графику основан на признанном наукой более точном соответствии латинского алфавита его фонетике и грамматике, учитывает предложения граждан республики и призван способствовать устранению деформаций в языке, сложившихся в силу ряда объективных и субъективных причин, повышению языковой культуры молдавского народа, роли научных, морально-этических, культурных, психолого-дидактических и социальных факторов в развитии молдавского языка.
Статья 1. Перевести письменность молдавского языка на латинскую графику. 


* Постановление о порядке введения в действие Закона Молдавской ССР "О возврате молдавскому языку латинской графики" N 3463-XI от 31.08.1989в связи с принятием Закона Молдавской ССР "О возврате молдавскому языку латинской графики" Верховный Совет Молдавской Советской Социалистической Республики
ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Ввести в действие Закон Молдавской ССР "О возврате молдавскому языку латинской графики" с момента опубликования поэтапно.
2. Республиканские газеты и журналы, городские, районные и многотиражные газеты, иные подписные издания, произведения художественной, научной, научно-популярной литературы на молдавском языке по желанию и заявкам авторов, подписчиков в переходный период могут издаваться также с использованием славянского письма.
3. Научные труды, художественные произведения, официальные, информационно-методические и иные материалы, изданные на молдавском языке с применением славянского письма остаются в духовной сокровищнице молдавского народа.
4. Поручить Президиуму Верховного Совета Молдавской ССР привести действующее законодательство Молдавской ССР в соответствие с Законом Молдавской ССР "О возврате молдавскому языку латинской графики".
5. Совету Министров Молдавской ССР осуществить меры по поэтапному переводу письменности молдавского языка на латинскую графику. 


* Закон о статусе государственного языка Молдавской ССР N 3464-XI от 31.08.1989, в целях устранения деформаций в языковом строительстве в Молдавской ССР, государственной защиты Молдавского языка - одной из основных предпосылок существования молдавской нации в ее суверенном нациаонально-государственном образовании, обеспечения его всестороннего функционирования на территории Молдавской ССР и упорядочения национально-языковых отношений в республике Верховный Совет Молдавской Советской Социалистической Республики
п о с т а н о в л я е т:
Дополнить Конституцию (Основной Закон) Молдавской ССР статьей 70-1 следующего содержания: Статья 70-1. Государственным языком Молдавской Советской Социалистической Республики является молдавский язык.


* Закон о функционировании языков на территории Молдавской ССР N 3465-XI от 01.09.89 закрепление Конституцией (Основным Законом) Молдавской Советской Социалистической Республики статуса молдавского языка как государственного призвано способствовать достижению полноты суверенитета республики… Придавая молдавскому языку статус государственного, Молдавская ССР обеспечивает защиту конституционных прав и свобод граждан любой национальности, проживающих на территории Молдавской ССР, независимо от используемого языка в условиях равенства всех граждан перед Законом.
Статья 1.
В соответствии с Конституцией (Основным Законом) Молдавской ССР государственным языком Молдавской ССР является молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики. Молдавский язык как государственный применяется во всех сферах политической, экономической, социальной и культурной жизни и выполняет в связи с этим на территории республики функцию языка межнационального общения. 


* Постановление об упорядочении написания официальных наименований населенных пунктов и административно-территориальных единиц Молдавской ССР N 3757-XI от 28.02.1990 в целях упорядочения написания официальных наименований населенных пунктов и административно-территориальных единиц Молдавской ССР, исправления неточностей и ошибок их правописания на молдавском языке, точной передачи национального звучания молдавских топонимов при транскрипции на русский язык Президиум Верховного Совета Молдавской ССР
ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Одобрить представленные Институтом языка и литературы Академии наук Молдавской ССР материалы по правописанию на молдавском языке и написанию на русском языке наименований населенных пунктов Молдавской ССР. 


Более того, согласно волеизъявления народа выраженного решением Великого национального собрания от 27.08.1989 года, на которое опирается Декларация о независимости определено:
"- национальному языку который даёт наименование Республики присваивается статус государственного языка". 

Известный и бесспорный факт, что наименование государства – "Молдова" или в варианте "Молдавия" было использовано и в период МССР и в 1989 году, и в 1991 и до сегодняшнего дня. И если наименование государства идентично наименованию языка и наоборот, в очередной раз можно сделать единственный вывод, что и в 1989 и в 1991 и в 1994 и по сегодняшний день официальное наименование государственного языка – молдавский.

В целях исполнения волеизъявления народа, выраженного в финальном документе Великого национального собрания от 27.08.1989, высший законодательный орган Молдовы 31.08.1989 года принял ряд вышеперечисленных нормативных актов, которыми было определено, в том числе и в действующей Конституции от 1978 года, наименование государственного языка – молдавский.

Все источники, начиная от Великого национального собрания 1989, Законы и Постановления Парламента 1989-1991 годов, определяющие наименование государственного языка и заканчивая Конституцией 1994 года использовали наименование государственного языка - молдавский.

В ситуации, когда все источники права, Конституция 1978, Конституция 1994, Законы и Постановления Парламента 1989-1991 – устанавливают, что наименование языка - молдавский и только в тексте преамбуле Декларации, в части не имеющей юридической силы – использовано румынский, вывод о том, какое наименование носит официальный язык очевиден.

Почему и как получилось, что в преамбуле Декларации о независимости появилась фраза "румынский язык" можно предполагать и дискутировать также долго, как и по другим аналогичным вопросам истории. Сейчас, спустя более чем 20 лет это будет определить не просто. Из анализа вышеуказанного напрашивается вывод о технической ошибке. Однако, у Конституционного суда, оказалось своё решение. Наверное, так надо.

Если следовать логике КС, что парламент в 1991 при принятии Декларации определил, что наименование государственного языка - румынский, почему тот же парламент тремя месяцами ранее 23.05.1991 внося изменения в Конституцию 1978 не изменил ст. 70-1 регламентирующую наименования языка и не указал, что государственный язык Молдовы - румынский? Постановлением Парламента от 23.05.1991 были внесены изменения, начиная от наименования государства, органов государственной власти и заканчивая наименованием учреждений и должностей. Почему фундаментальный и важнейший вопрос о наименовании языка не нашёл отражения в данном Постановлении Парламента. Ответ очевиден и прост, в тот момент вопрос о наименовании языка уже был урегулирован и решён, тот факт, что законодатель не изменил язык, он в очередной раз подтвердил свою волю как представителя народа на определение наименования государственного языка - молдавский.

Далее, опять пытаясь принять логику Конституционного суда, предположим, что указанная фраза в Декларации о независимости определяет наименование государственного языка – румынский. Почему тогда в той же Декларации, в провозглашающей части, которая (в отличие от не имеющей юридической силы преамбулы, где использована фраза "румынский язык") является нормой права и имеет обязательную юридическую силу Парламент "Постановил применять на всей территории только Конституцию и законы и другие нормативные акты, принятые законно образованными органами Республики Молдова".

Конституционный суд не оспаривает законность образования и легитимность Парламента XII созыва, принявшего закон об утверждении Декларации о независимости. Этот же состав парламента, легитимный, по мнению Конституционного суда, 23.05.1991 внёс изменения в Конституцию 1978, следовательно, легитимный орган в лице Парламента признавал юридическую действительность и верховенство Конституции 1978, в противном случае не было необходимости вносить изменения в документ, который не действует или легитимность которого под сомнением.

Декларация о независимости, равно как и иные акты верховной власти не оспаривают легитимность и законность предыдущих составов Верховного совета МССР как высшего законодательного органа, соответственно и состава принявшего в 1978 Конституцию МССР. (по данному вопросу более подробно будет описано ниже).

Таким образом, даже если придерживаться выводов Конституционного суда от 05.12.2013 года о верховенстве Декларации о независимости, необходимо констатировать, что Декларация прямо устанавливает и обязывает применять ст. 70-1 Конституции 1978, согласно которой установлено, что государственный язык именуется – молдавский, а также Законы и Постановления Парламента 1989 – устанавливающие, что государственный язык именуется – молдавский.

Нормативные акты 1989-1991 года (Закон о возврате молдавскому языку латинской графики, Постановление о введение в действие Закона о возврате молдавскому языку латинской графики, Закон о статусе молдавского языка, Закон о функционировании языков на территории МССР, переименованной в Республику Молдова, Постановления об упорядочении написания официальных наименований населенных пунктов и административно-территориальных единиц) устанавливающие, что государственным языком является молдавский, действуют и не отменены с момента их принятия и до сегодняшнего дня, а равно имеют юридическую силу и обязательны для применения всеми органами власти, включая Конституционного суда, который вынес решение 05.12.2013.

Здесь необходимо также обратить внимание на часть 1 статьи II раздела VII Конституции, которая определяет:

(1) Законы и другие нормативные акты действуют в части, не противоречащей настоящей Конституции. 

Таким образом, если придерживаться логике Конституционного суда, что между Конституцией и Декларацией о независимости существуют какие-либо противоречия, то это значит, что как минимум с 27 августа 1994 года, Декларация о независимости не действует в отношении всего, что в ней противоречит Конституции, в том числе, в вопросе наименования государственного языка.

Однако, судьи КС, видимо посчитали, что чрезмерно увлекаться логикой не стоит.

Примечательно, что начиная с 1989 года, по сегодняшний день ни один из составов высшего законодательного органа Республики Молдова, являющего прямым представителем народа Республики, не аннулировал акты, устанавливающие официальное наименование государственного языка – молдавский. Более того, Парламент ни одного раза не поставил под сомнение данный факт, что в очередной раз подтверждает волю народа РМ об официальном наименовании государственного языка.

Пришло время рассмотреть аргументы Конституционного суда относительно мнения Академии наук Молдовы, указанных в ст. 25,26 решения. Они следующие: 

25. По обращению Парламента Республики Молдова от 28 июля 1994 года Президиум Академии наук Молдовы принял единогласно 9 сентября 1994 года заключение по вопросу истории и использования термина «молдавский язык», в котором отмечается:
«Мы убеждены, что необходимо пересмотреть ст.13 Конституции в соответствии с научной истиной и предлагаем следующую формулировку: «Румынский язык является государственным (официальным) языком Республики Молдова».»


26. Согласно заявлению общего собрания Академии наук Молдовы от 29 февраля 1996 года, румынский язык является государственным языком Республики Молдова:
«Общее собрание Академии наук Республики Молдова подтверждает научное заключение филологов Республики Молдова и зарубежных специалистов, одобренное постановлением Президиума АНМ от 9.09.1994 года, согласно которому правильным названием государственного (официального) языка Республики Молдова является румынский язык».
           

Мнение учёных бесспорно важно. Другой вопрос, насколько оно может служить основанием для решения Конституционного суда, при условии, что:
* законодательство прямо запрещает давать суду научную, политическую или историческую оценку.
* споры по данным вопросам в самом разгаре и нельзя говорить о наличии окончательного и бесспорного ответа. Десятки научных работников, докторов наук утверждают, что именно молдавский язык – правильное наименованием государственного языка Республики Молдовы.
* Постановление Парламента № 3757 от 28.02.1990 об упорядочении написания официальных наименований населённых пунктов на молдавском языке было принято на основании представленных Академией наук материалов по правописанию на молдавском языке.

Таким образом, мы видим, что Академия наук в разное время, принимала различные решения, что повторно подтверждает вывод об отсутствия единого мнения в рядах учетных.

В качестве вывода, можно отметить, что принимая во внимание выше изложенное, каждый гражданин сам для себя решит, что белое и что чёрное, что правда, а что нет, признавать или нет, решения тех или иных органов, противоречащих Конституции и языковому законодательству страны.

Часть II 

III. КС говорит, что не было, но все знают, что было.

 Необходимо отметить, что решение Конституционного суда 05.12.2013 прямо не постановляет признать румынский язык государственным языком Республики Молдова. Это следует из решения, которое постановил суд,
Конституционный суд
П О С Т А Н О В Л Я Е Т:
1. По смыслу Преамбулы Конституции, Декларация о независимости Республики Молдова составляет единое целое с Конституцией, являясь исходным и незыблемым конституционным текстом конституционного блока.
2. В случае противоречий между текстом Декларации о независимости и текстом Конституции, превалирует исходный конституционный текст Декларации о независимости.


Аргументы и как следствие выводы конституционного суда, которыми текст Декларации о независимости имеющей форму (статус) закона не просто был возведён в ранг конституции, а был определена как превалирующий на существующим текстом Конституции 1994 года, бесспорно представляют огромный интерес для специалистов в области юриспруденции, так как очевидно, что решение конституционного суда перевернуло с ног на голову ранее существовавшие догмы о верховенстве Конституции, заставив вспомнить фразу из известного фильма: " Учитесь! Вот молодец, против всех законов физики!".

В краткой версии решение Конституционного суда представляется следующим:
a. Республика Молдова образовалась на основании Декларации о независимости.
b. Так как в преамбуле Конституции 1994 года, указанно "выразившееся в провозглашении независимости Республики Молдова", Конституция 1994 оформлена на основании Декларации о независимости, следовательно, текст Декларации о независимости содержит конституционные нормы, превалирующие над текстом действующей Конституции, в случае противоречия следует применять текст Декларации.
c. Декларация о независимости это основа Республики Молдова, определявшая Конституционный режим до принятия Конституции 1994 года.

Суд пришёл к данному выводу, указав в решении следующее:
* 47. Конституционный суд отмечает, что, на основании Декларации о независимости, Республика Молдова образовалась как суверенное и независимое государство. Декларация о независимости является политико-правовой основой Республики Молдова, как суверенного, независимого и демократического государства. Декларация – это свидетельство о рождении Республики Молдова.
* 48. В условиях, когда Республика Молдова, как независимое и суверенное государство, не имела еще Конституции, Декларация о независимости стала единственным документом, который определял конституционный режим Республики Молдова, на основании которого были созданы политическая, экономическая и судебная системы Республики Молдова. Так, до принятия Конституции, Декларация о независимости служила непосредственной конституционной основой для развития государства и общества Республики Молдова.
* 82. Норма «стремлении […], выразившемся в провозглашении независимости» из Преамбулы Конституции прямо указывает на акт, которым была провозглашена независимость – Декларацию о независимости Республики Молдова. Этот правовой акт является выражением провозглашения независимости Республики Молдова и отражает стремления, сопровождающие этот процесс. Так, этот текст из Преамбулы Конституции является отсылочной конституционной клаузулой.
* 87. В этом смысле, отвечая положениям Преамбулы Конституции, Декларация о независимости, бесспорно, имеет конституционное значение.
* 90. В связи с этим, Конституционный суд отмечает, что Декларация о независимости является исходным, неприкосновенным и незыблемым элементом конституционного блока.
* 120. В историко-телеологическом толковании Преамбулы Конституции, Конституционный суд исходил из того, что Декларация о независимости лежит в основе принятия Конституции в 1994 г.
* 123. Таким образом, ни один правовой акт, независимо от его правовой силы, включая Высший закон, не может противоречить тексту Декларации о независимости. 


Нельзя не согласиться с идеей суда, что при рассмотрении данного вопроса, необходимо обратиться к первоисточникам. Однако представляется целесообразным не ограничивается одним единственным первоисточником в виде Декларации о независимости. Если мы ведем речь о хитросплетениях конституционным норм, есть смысл и начать с самой Конституции.

КОНСТИТУЦИЯ 29 июля 1994 года.

МЫ, полномочные представители народа Республики Молдова, депутаты Парламента,
принимаем Конституцию Республики Молдова, провозглашая ее
ВЫСШИМ ЗАКОНОМ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА.
Статья 7
Конституция - высший закон.
Конституция Республики Молдова является ее высшим законом. Ни один закон или иной правовой акт, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы.
РАЗДЕЛ VII
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ И ПЕРЕХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья I
(2) Конституция Республики Молдова вступает в силу с 27 августа 1994 года.
С этого же дня признается утратившей силу Конституция Республики Молдова от 15 апреля 1978 года со всеми внесенными в нее изменениями и дополнениями. 

Таким образом, очевидно и бесспорно, что до 27.08.1994 на территории Республики Молдова, действовала Конституция от 15 апреля 1978 года. Весь комплекс нормативных актов и происходивших политически-социальных процессов необходимо учитывать в совокупности при рассмотрении подобных вопросов.
Отметим в хронологическом порядке:
1. 1978 год – Конституция, действовавшая до 27.08.1994.
2. 31.08.1989 – Закон Верховного совета МССР о возврате молдавскому языку латинской графики. Действующий акт.
3. 31.08.1989 – Постановление Верховного совета МССР о порядке введения в действие Закона МССР "О возврате молдавскому языку латинской".Действующий акт.
4. 31.08.1989 Закон о статусе государственного языка МССР. Действующий акт.
5. 01.09.1989 Закон о функционировании языков на территории МССР.Действующий акт.
6. 28.02.1990 Постановление Верховного совета МССР об упорядочении написания официальных наименований населённых пунктов и административно- территориальных единиц МССР на молдавском языке.Действующий акт.
7. 12.05.1990 Постановление Верховного совета МССР об утверждении Положения о государственном флаге МССР. Утратил силу 26.11.2010.
8. 23.06.1990 Декларация о суверенитете МССР.
9. 03.11.1990 Закон о государственном гербе МССР. Утратил силу 03.05.2013.
10. 23.05.1991 Закон Верховного совета МССР о переименовании государства МССР в Республику Молдова. Данным законом Верховный совет переименован в Парламент. Президиум верховного совета в президиум парламента. Президент МССР в Президент Республики Молдова. Также соответствующим образом были изменены наименования Правительства, основных органов власти, министерств, учреждений и должности руководителей.
11. 27.08.1991 Закон об утверждении Декларации о независимости.

Учитывая вышеизложенное, констатируем, что высшие органы власти Республики Молдова в период с 15.04.1978 и по 27.08.1994 действовали на основании Конституции 1978 года. Парламент, принявший Конституцию 29 июля 1994 также действовал на основании Конституции 1978 года, равно как Парламент (до 23.05.1991 именуемый Верховный Совет) и принявший, в том числе Декларацию о независимости.

Однако, как мы отметили выше, в статье 48 решения конституционного суда сказано, что "Республика Молдова как независимое и суверенное государство, не имела еще Конституции..."

Из статьи 48 решения конституционного суда, однозначно следует, что до 27.08.1994 у Республики Молдова не было Конституции.

Но если Декларация о независимости стала единственным документом, который определял конституционный режим Республики Молдова, на основании которого были созданы политическая, экономическая и судебная системы Республики Молдова и если не признавать, что до 27.08.1994 действовала Конституция 1978 года, следовательно, возникает вопрос о легитимности центральных органов власти, в том числе и Парламента, принявшего Декларацию о независимости, так как именно Конституция определяет основные принципы выборов и полномочий. Если нет Конституции 1978 года, мы не знаем, имел ли право Парламент в 1989-1991 годах принимать документы, определяющие наименования страны и языка, гимн, флаг, герб и непосредственно саму Декларацию о независимости. Имел ли полномочия Парламент 29.07.1994 принять Конституцию? Учитывая, что Декларация не регламентирует данные вопросы, применяя приёмы и принципы конституционного суда, кто-то может объявить о незаконности высших органов власти, всех принятых ими решений, в том, числе относящихся к созданию и формированию состава конституционного суда. И кто-то, к примеру Басеску, который теперь не считает необходимым обсуждать с политиками левобережья Прута вопрос о присоединении Республики Молдова к Румынии, может объявить о полной несостоятельности и незаконности Республики Молдова.

По закону, мы не можем оспаривать законность и действительность выводов конституционного суда, однако возникает ряд вопросов:
О соблюдении какой Конституции указанно в Декларации о независимости, если Декларация есть единственный источник конституционных норм? 
О какой Конституции от 15 апреля 1978 года, которая утрачивает силу с 27.08.1994г., идёт речь в Конституции от 1994 года? 
* О какой Конституции идёт речь в Законе о партиях и других общественно-политических организациях № 718 от 17.09.91.
* О какой Конституции идёт речь в Законе № 964 от 17.03.92 Закон об обороне, Статья 3 которого гласит: Законодательство об обороне состоит из настоящего Закона, других законодательных и нормативных актов, указов Президента Республики Молдова, решений Правительства, определяющих в соответствии с Конституцией основные направления деятельности государства в области военного строительства и обеспечения обороны.
* О какой Конституции идёт речь в Законе № 902 от 9.01.92 "О прокуратуре", устанавливающем:
Статья 1. Прокуратура как орган надзора за соблюдением законов
1. В соответствии с Конституцией Генеральный прокурор и подчиненные ему прокуроры осуществляют надзор за точным и единообразным исполнением законов органами публичного управления, юридическими и физическими лицами и их объединениями.
Статья 18. Задачи общего надзора
1. Общий надзор является прокурорским надзором за исполнением законов органами центрального и местного публичного управления, хозяйствующими субъектами, другими юридическими и физическими лицами и их объединениями. Он призван обеспечить: 

- охрану и защиту гарантированных Конституцией и другими законами социально-экономических, политических, личных прав и свобод граждан;
* В какую Конституцию вносились изменения Законом № 3463 от 31.08.1989?
* В какую Конституцию вносились изменения Законом № 589 от 31.08.1991?
* В какой Конституции было указанно, что МССР переименовывается в Республику Молдова?
* В какой Конституции было указанно, что Верховный совет переименовывается в Парламент, Президент МССР в Президент Республики Молдова?
* О какой Конституции идёт речь в Законе № 836-XII от 26.12.91 о вступлении в должность президента?
Ст. 1 которого устанавливает Президент Республики Молдова, выбранный в соответствии с Конституцией …

Если Конституции нет, почему Парламент в Законе № 836-XII от 26.12.1991 ссылается именно на Конституцию, а не на Декларацию о независимости как единственный источник конституционных норм?

Была или нет Конституция до 27.08.1994, служила ли она источником Конституционных норм? Была ли Декларация о независимости источником конституционных норм?

Могла ли Декларация о независимости быть источником конституционных норм, при условии, что в соответствии с Конституцией 1994г, Конституция от 15.04.1978г. утратила силу с 27.08.1994г?

По отношению к вышеизложенному остается один вопрос, как много граждан, в том числе юристов высокого уровня, согласятся с версией конституционного суда?

IV. Когда нет аргументов, включается воображение.

Как указанно ранее, решение конституционного суда от 05.12.20013 помимо мнения, что до принятия Конституции, Декларация о независимости служила непосредственной конституционной основой для развития государства и общества Республики Молдова, основывается и на другом не менее интересном выводе:
47. Конституционный суд отмечает, что, на основании Декларации о независимости, Республика Молдова образовалась как суверенное и независимое государство. Декларация о независимости является политико-правовой основой Республики Молдова, как суверенного, независимого и демократического государства. Декларация – это свидетельство о рождении Республики Молдова.

Присматриваясь к мнению, что Декларация о независимости – это свидетельство о рождении Республики Молдова, необходимо отметить, что важнейшим моментом в истории Республики Молдова, как с юридической, так и с политико-правовой точки зрения является тот факт, что РМ образовалась не в результате революционных действий, как например революция 1917г. в России, когда были полностью ликвидированы существующие и созданные с нуля, по новой и совершенно с иными принципами политико-правовые институты государства.

Республика Молдова образовалась не в результате государственного переворота, осуществляемого обязательно с нарушением действующих на данный момент конституционных и правовых норм, как правило, с применением силы для захвата центров управления государством и осуществлением физической изоляции (иногда ареста или убийства) действующих его руководителей.

Республика Молдова образовалась в результате естественных, мирных эволюционных процессов. Население не применяло силу силу по отношению к органам власти или для захвата органов власти или учреждений, ни кто из политических лидеров не был свергнут, арестован или подвержен иному принуждению в целях утраты или приобретении власти.

Политико-правовые институты были трансформированы или переименованы, однако они не были ликвидированы или распущенны в определённый момент. Они продолжали существовать и работать.

23.05.1991 был принят Закон переименовании государства ССР Молдова в Республику Молдова, которым определенно: 
Учитывая духовную, историческую и политико-правовую значимость официального наименования государства и выражая волю избирателей - граждан Молдовы,
Верховный Совет Советской Социалистической Республики Молдова
УСТАНАВЛИВАЕТ: 
1. Впредь именовать суверенное государство Республикой Молдова (сокращенно - Молдова).
2. Внести в Конституцию (Основной Закон) ССР Молдова следующие изменения:
в названии и по всему тексту Конституции слова "Советская Социалистическая Республика Молдова" заменить словами "Республика Молдова" (сокращенно - "Молдова"), "Верховный Совет ССР Молдова" - "Парламент Республики Молдова", "Президиум Верховного Совета ССР Молдова" - "Президиум Парламента Республики Молдова", "Президент ССР Молдова" - "Президент Республики Молдова", Правительство ССР Молдова" - "Правительство Республики Молдова", "Председатель Верховного Совета ССР Молдова" - "Председатель Парламента Республики Молдова", "Премьер-министр ССР Молдова" - "Премьер-министр Республики Молдова".
Соответственно внести изменения в наименования других органов государственной власти и управления, официальных учреждений и названия должностей их руководителей. 

ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА Мирча СНЕГУР

23.06.1990 Верховным Советом ССР Молдова была принята 

ДЕКЛАРАЦИЯ
о суверенитете Советской Социалистической Республики Молдова 

Верховный Совет ССР Молдова двенадцатого созыва на своей первой сессии,
торжественно заявляет:
1. Советская Социалистическая Республика Молдова есть суверенное государство. Суверенитет ССР Молдова - естественное и необходимое условие существования государственности Молдовы.
2. Носителем и источником суверенитета является народ. Суверенитет реализуется в интересах всего народа высшим представительным органом государственной власти республики. Ни одна часть народа, никакая группа граждан, ни одна политическая партия или общественная организация, никакое другое формирование, ни одно частное лицо не может присвоить себе право осуществлять суверенитет.
ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ
СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА


Декларация о суверенитете от 23.06.1990, Закон от 23.05.1991 о переименовании государства ССР Молдова в Республику Молдова, действие Конституции 1978 г. до 27.08.1994 г., являются ключевыми и определяющими в понимании и оценке процесса трансформации ССР Молдова в Республику Молдова.

В период 1989 -1991, до принятия Декларации о независимости, были приняты Законы и Постановления Парламента определяющие политический статус, границы, наименование государства, языка, органов власти, то есть все основные атрибуты государства.

С юридической точки зрения не существует документа, которым было определенно о прекращении с такой то даты, определённого общественно- политического строя или формы государственного устройства или т.п.

Примечательно, что сегодняшний состав Парламента Республики Молдова является по закону составом XIX созыва. Факт утвержденный решением конституционного суда № 5от 24.12.2010 года. Указания нумерации началась ещё при Конституции МССР 1941 года, что в очередной раз подтверждает естественный и мирный процесс преобразования и трансформации государственности Республики Молдова.

Необходимо признать, что Декларация о независимости является одним из важных политико-правовых документов, с даты принятия которого принято исчислять новый этап в развитии государства. Однако никак нельзя признать эту декларацию неким документом, который начал всё с нуля, будучи в статусе фундамента и основы всех основ. На это указывает сама декларация, которая опирается в своём тексте на Декларацию о суверенитете 1990, на Законы и Постановления, определяющие государственный язык, гимн, флаг, герб. Более того, декларация в своей обязательно юридической части постановляет "Применение на всей территории - Конституции", таки образом даже декларация которую конституционный суд поставил выше Конституции, устанавливает и указывает на обратное, на главенство Конституции, которая определена как высший нормативный акт государства.

Если даже в Декларации не указанно, что она есть высший документ, а наоборот указанно, что выше Конституция, как получился противоположный вывод? Наверное, так надо.

Насколько оправданно сейчас принимать решение об идеализировании акта, определение его как начало всех начал и единственным первоисточником всего существующего, в ситуации, когда сам акт себя таковым не определяет.

Ведь, как мы указывали выше, очевиден, естественный процесс трансформации государства, который привёл к решению о выходе республики из состава СССР, благо ст. 69 Конституции 1978 года позволяла это и в результате появилась декларация в том виде и содержании в каком она существует.

Парламентарии могли и ничего им не мешало, как в момент принятия Декларации, так и позже, придать декларации силу конституционной нормы или приостановить действие Конституции 1978г. или установить иной высочайший статус Декларации о независимости. Однако парламентарии, будучи высшим представительным органом власти, не высказали такого волеизъявления. Более двадцати лет, представители высшего законодательного органа власти, с высоким уважением сохраняли волю народа и неизменность статуса Декларации о независимости. Возможно, в том числе потому, что понимают, что даже из наименования двух деклараций, Декларации о суверенитете и Декларации о независимости, наиболее важной и значимой, как по времени принятия, так и по статусу – является Декларации о суверенитете.

Учебники дают следующее понятие Государственного суверенитета — неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права; необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства; возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма, обусловленное правовым равенством независимых государств и лежащее в основе современного международного права.

Независимость для государств во внешних отношениях определяется как субъектность международного права, обязательная часть суверенитета. С точки зрения науки и терминологии, независимость – это часть суверенитета.

Соответственно не может (не должна) быть часть, безусловно превалирующая над целым.

V. Если нельзя, однако, сильно хочется... 

На юридическом факультете, с первого по последний курс, студентам твердят – Конституция есть высший закон общества и государства. Это фраза дословно есть и в Конституции Молдовы. И если преподавателю заявить иное, а особенно, что закон, пусть и важный, принятый более 20 лет назад, выше Конституции, можно мягко говоря, надолго попасть в немилость, создать о себе негативное впечатление и просто получить "неуд". Конституция это фундамент, это основа всех основ, ничего, априори, не может быть на одном уровне и тем более выше норм конституции. Конституционные нормы изложены исключительно в самом тексте Конституции и соответственно источником конституционных норм может быть исключительно текст конституции, а не какие-либо предшествовавшие документы, даже если они значимы.

В этом и есть один из фундаментальных принципов Конституции, закрепление её верховенства, как источника всех основных ценностей и принципов государственного построения общества. Это прямо отраженно в ст. 7 Конституции "Конституция Республики Молдова является её высшим законом. Ни один закон или иной правовой акт, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы"

В этой очень сложной ситуации, когда на чашу весов поставлена основа всего законодательства государства, суд решил – преамбула органического Закона есть источник норм права, превышающий Конституцию.

Действительно на уровне теории, вопрос, дающий повод для размышлений. Однако, это в теории, а в Республике Молдова есть два закона, обязательных в том числе и для Конституционного суда, чётко определяющих:

Законы Республики Молдова 780 от 27.12.2001 Закон о законодательных актах в ст. 26 устанавливает следующее регламентирование:
Статья 26. Преамбула
(1) В преамбуле излагаются конечные цели, преследуемые Парламентом принятием законодательного акта, мотивы его принятия, общественно-политические, экономические или иные основания этого.
(2) Преамбулой могут сопровождаться наиболее важные законодательные акты. Она не имеет юридической силы и не является частью нормативного содержания акта. 


Закон о нормативных актах Правительства и других органов центрального и местного публичного управления 208-210/783, 03.10.2003, устанавливает в ст. 51 следующее регламентирование:
(1) В наиболее важных нормативных актах, а также при необходимости разъяснения целей и мотивов издания нормативного акта, основных принципов, которые должны найти отражение в нем, изложению нормативных положений (диспозитивной части) предшествует вводная часть, именуемая преамбулой.
(2) Преамбула предшествует вступительной части и не может содержать ни указаний, ни правил толкования.
(3) Преамбула не имеет юридической силы и не является частью нормативного содержания акта


Однако, что нам законы, когда есть прецеденты! 

Судебный прецедент — решение определённого суда по конкретному делу, имеющее силу источника права (то есть устанавливающее, изменяющее или отменяющее правовые нормы). Прецедентом являются решения, вынесенные по аналогичному делу, разрешенному в рамках аналогичного судопроизводства.

Тысячи, десятки тысяч прецедентов иностранных судов, на разные темы и с какими угодно выводами. Во всём мире при должном умении и современных базах данных, вероятно возможно опираясь на прецеденты взыскать моральный ущерб за гибель динозавров или обосновать почему, всегда было нельзя, а вдруг даже очень можно и даже обязательно нужно.

Один из первых указанных в тексте прецедентов, это ссылка на своё же решение от 22.04.2013 года. В целом эта тема с ссылками очень удобна, в одном решении что-то написал, в следующем это уже обязательное правило и так далее по цепочке возможно прейти к различным искомым результатам.

Необходимо отметить, что прецеденты в решении конституционного суда от 05.12.2013 занимают примерно 2/3 всей аргументации и это понятно, так как на законодательство Республики Молдова опереться невозможно - оно не просто не позволят, а прямо запрещает документ со статусом закона возвести в ранг конституционных норм, тем более превалирующих над текстом Конституции.

Безусловно, нельзя совершенно игнорировать опыт других стран, однако видится не идеальной ситуация когда решения других стран, пускай и по схожим вопросам, становятся правилом в Республике Молдова, превышающим ее Конституцию.

Более того, по мнению многих юристов, в данном случае категорически не уместно использование прецедентов, так как рассматривался вопрос об индивидуальных событиях и обстоятельствах, имевших место в истории РМ. Используемые прецеденты были приняты на основании совершенно иных индивидуальных событий.

Почему для определения какого-либо вопроса в отношении национального законодательства Р.Молдова должна принимать как обязательные и бесспорные решения иностранных государств 40-х, 50-х годов прошлого века. Если кто-то когда-то, где-то вынес какое-либо решение, неужели оно тут же становиться обязательным и высшее законов Республики Молдова. Или в Республике Молдове есть закон, который определяет, что решения иностранных государств, автоматически становятся обязательными юридическими нормами в Молдове?

Почему и на основании, каких полномочий, конституционный суд решил, что прецеденты 50-70 летней давности, иностранных судов, выше национального законодательства Р.Молдова?
Если использовать подобные методы, наверное возможно принять какое угодно решение.

Например, известно, что есть страны, в которых за супружескую измену карают смертной казнью, в одних употребление алкоголя и наркотиков разрешено в других наказывается вплоть до смертной казни, в некоторых легализована проституция, двуполые браки, список может быть длинным. Хочется понять, если конституционный суд имеет право взять любой схожий случай и сделать его аргументом для принятия ключевого государственного решения, может ли простой гражданин в своём частном случае, при необходимости сказать, а вот суд страны Х в таком то году, по схожему случаю вынес решение, что муж может убить жену, если она ему надоела?

Или Quod licet Jovi, non licet bovi?
Или так надо?
Вопросов, к сожалению больше, чем ответов.

VI. Зачем эта игра?

Конституционный суд всегда комплектовали элитными кадрами. Можно по разному относиться к их решениями, но не признавать их профессионализм нельзя. По идее, это относится и к нынешнему составу суда.

Именно поэтому вызывает огромное недоумение, почему элита юриспруденции не увидела вышеописанное, те десятки вопросов, актов, которые имеют прямое отношении при рассмотрении данного дела. Почему не дали оценку всем обстоятельствам?

Почему вдруг такое внимание и поклонение Декларации о независимости? Не думаю, что только в связи с тем, что это единственный официальный документ в котором чудесным образом образовалась фраза "румынский язык". И здесь, нельзя обойти стороной аргументы, приведенные публицистом Василе Балан в материале "Декларация о зависимости" о истинных мотивах, которыми руководствовались судьи КС при принятии своего весьма спорного решения.

Да "злые языки" говорят много плохого, в том числе и о конституционном суде, не хочется им верить, ибо если они правы ситуация ужасна, больной обречён и спасти его не смогут даже обильные порции прецедентов.

А может, он здоров и сознательно действует против всего, что обязан защищать?

VII. Стражи.

Несмотря на высокий уровень научно-технического прогресса, правосудие не осуществляется без участия человека в качестве судьи. Причина кроется в необходимости наличия внутреннего убеждения. Например, ст. 130 гражданско-процессуального кодекса РМ определяет: Судебная инстанция оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, беспристрастном и непосредственном рассмотрении всех имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь законом.

В результате мы имел дело с человеком, как источником внутреннего убеждения, так и с источником всех иных характеристик присущих человеку. В связи с тем, что нельзя исключить наличие ошибки, система строиться таким образом, чтобы минимизировать негативные риски, связанные с «человеческим фактором».

Аналогично устроена государственная система сдержек и противовесов, являясь один из фундаментальных принципов современных демократических государств. Например, органы следствия – прокуратура и/или суд, прокуратура – суд, суд – вышестоящая инстанция, высший совет магистратуры, решение которого в свою очередь также возможно обжаловать в суд.

Подлежат контролю решения местных органов власти, Постановления Правительства, акты Парламента, Президента и только Конституционный суд сам себе хозяин. Полное отсутствие систем сдержек, противовесов, нет ни страховки, ни предохранителя, ничего подобного. Что захотели, то и написали. Отменить или заблокировать нельзя, пересмотреть может только сам Конституционный суд, а если вышла ошибка, то вопрос о наказании тоже только в компетенции Конституционного суда. Сместить судью помимо его воли, может только Конституционный суд. Сам себе режиссер, сам себе и зритель!

Да в идеальной ситуации это может быть и оправданно, так как независимость судей от внешнего давления важное условие для их корректной работы. Это в идеальной ситуации, а вот в нашей...

Конституция РМ определяет следующий статус и полномочия КС:
Статья 134, Статус
(1) Конституционный суд - единственный орган конституционной юрисдикции в Республике Молдова.
(2) Конституционный суд независим от любой другой публичной власти и подчиняется только Конституции.
(3) Конституционный суд гарантирует верховенство Конституции, обеспечивает реализацию принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и гарантирует ответственность государства перед гражданином и гражданина перед государством.


Статья 135, Полномочия
(1) Конституционный суд:
а) осуществляет по запросу контроль конституционности законов и постановлений Парламента, указов Президента Республики Молдова, постановлений и ордонансов Правительства, а также международных договоров, одной из сторон которых является Республика Молдова;
b) дает толкование Конституции;
с) высказывается по предложениям о пересмотре Конституции;
d) подтверждает результаты республиканских референдумов
е) подтверждает результаты выборов Парламента и Президента Республики Молдова; f) констатирует обстоятельства, оправдывающие роспуск Парламента, отстранение от должности Президента Республики Молдова или временное исполнение его обязанностей, а также невозможность исполнения Президентом Республики Молдова своих обязанностей в течение более чем 60 дней;
g) разрешает исключительные случаи неконституционности правовых актов, представленные Высшей судебной палатой;
h) принимает решения по вопросам, предметом которых является конституционность партии.
(2) Конституционный суд осуществляет свою деятельность по инициативе субъектов, предусмотренных Законом о Конституционном суде.


Статья 72 Конституции определяет:
Статья 72 Виды законов
(1) Парламент принимает конституционные, органические и ординарные законы.
(2) Конституционные законы - это законы по пересмотру Конституции.


КС согласно ст. 135 Конституции вправе осуществлять «контроль конституционности» и «давать толкование Конституции».

Право принимать нормы имеющие статус конституционных, т.е. конституционные законы имеет только парламент. Исключение - референдум.

Согласно ч.2 ст. 72 Конституции, единственно возможными конституционными законами являются законы о пересмотре Конституции, таким образом, Конституция даже не предусматривает существование правовой формы для «актов, возводимых в статус конституционных норм», тем более не существует подобной процедуры.

Не существует и не может существовать, так как в Республике Молдова Конституция ВЫСШИЙ ЗАКОНОМ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВ. Высший означает, что даже равных ему нет, тем более не может быть текста превалирующего над самой Конституцией.

Статья 141, 143 Конституции определяет, кто имеет право инициативы пересмотра конституции и процедурные особенности:
Статья 141 Инициатива пересмотра 
(1) Инициатива пересмотра Конституции может исходить от:
а) не менее чем 200000 граждан Республики Молдова, имеющих право избирать.
b) не менее чем одной трети депутатов Парламента;
с) Правительства.
(2) Проекты конституционных законов представляются Парламенту только вместе с заключением Конституционного суда, принятым не менее чем четырьмя судьями.
Статья 143 Закон о внесении изменений в Конституцию 
(1) Парламент вправе принять закон о внесении изменений в Конституцию не ранее шести месяцев после представления соответствующего предложения. Закон принимается двумя третями голосов депутатов.
(2) Если в течение года после представления предложения о внесении изменений в Конституцию Парламент не принял соответствующий конституционный закон, предложение считается утратившим силу. 


У Конституционного суда даже нет права выступать с инициативой пересмотра Конституции. Тем более, Конституционный суд не имеет полномочий признать какой-либо закон, превалирующим над Конституцией.

Безусловно, судьям Конституционного суда виднее, однако постановив, что«Декларация о независимости Республики Молдова составляет единое целое с Конституцией, являясь исходным и незыблемым конституционным текстом конституционного блока», не вышли ли они за рамки своей компетенции и не присвоили себе полномочия Парламента и/или народа Республики Молдова?

Не нарушена ли в принципе структура возникновения и принятия конституционных норм?

Не противоречит ли принятое 05.12.2013 года решение, принципу, что Конституционный суд - это гарант верховенства Конституции и всех тех принципов, которые в ней указанны, призванный обеспечить реализацию принципа разделения государственной власти? 

Используя определение «Конституционный суд», было бы несправедливым не отметить, что это наименование органа, но составляют его судьи - граждане Республики Молдова, давшие клятву в верности своей стране перед лицом Парламента!

Судьи Конституционного суда – это стражи Конституции как высшей ценности современного демократического общества, так меня учили, так я усвоил, так я понимаю и сейчас.

Учитывая стремление современных развитых обществ к реализации в первую очередь основных прав и свобод человека, учитывая, что данные нормы в своей основе закреплены именно в Конституции, судьи конституционного суда имеют очень важную и значимую роль в обществе. Безусловно, лицо, назначаемое на должность судьи КС должно помимо профессиональных, обладать и высокими моральными качествами, осознавая, в том, числе свою ответственность за принимаемые решения и их последствия. Это отражено в законодательстве и выражено в присяге, которую принимают судьи перед вступлением в должность.

Однако, в один день, стражи призванные и давшие клятву охранять высшую ценность общества, решили, что Конституция вовсе и не главная ценность.
Стражи сами вправе решить, что есть ценность и что ВЫСШИЙ ЗАКОН ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА.
Им, стражам ничего не мешает принять такое решение.
И мнение всего народа стражей совершенно не интересует!
Неужели случилось самое страшное, стражи нарушили данную клятву и более не охраняют то, что должны охранять? Неужели у них другая наивысшая ценность, которую они сами себе определили?

Вот только вопрос, как народ должен поступить со стражниками? 



Рекомендуем
Обсуждение новости
Количество просмотров: 1361
 
Полная версия
© 2000-2020 PRESS обозрение